Боже (Из цикла" Стихи Сергея Жадана в переводах Лачина". Стих 9)

Кто помог Лермонтову создать образы Печорина и Грушницкого? (Из цикла "Памяти Петра Леснова")

На сайте новое меню

Ведомость о Молитвенном доме в селе Ново-Воронцовка Сигнахского уезда Грузинской епархии за 1913 год (История Лагодехи по церковным документам)

С днём Победы, отец!

На сайте работы

Сайту "Лагодехи" - 10 лет


Посетителей: 1508157
Просмотров: 1801118
Статей в базе: 607
Комментариев: 4443
Человек на сайте: 1







Биабан-гули, или Талышский лесной человек Сатунина

Автор: Пётр Згонников

Добавлено: 30.03.2020

G Konstantin_Alekseevich_Satunin
Сатунин Константин Яковлевич (1863-1915)

В статье о своих поисках следов проживания лесных людей в талышских лесах на юге Азербайджана Пётр Леснов упоминает имя учёного К. Сатунина (1863 -1915). Сатунин Константин Яковлевич, начальник биологической лаборатории Тифлисской шелководческой станции, исследовал талышские леса в конце 19 века. Леса субтропические, непроходимые настолько, что в них, по  оценке Леснова, «может спрятаться не только «лесной человек», но и чёрт с рогами».  

Если так, подумал я, то Сатунин, исследовавший эти леса, вполне мог что-то знать о диких людях. Обнаружить их стоянки, случайно встретить, слышать от  местных жителей…   Оказывается, так оно и было: встретилось ему в предгорьях Талышского хреба существо, крайне его заинтересовавшее. 

В 1899 году Сатунин опубликовал в журнале «Природа и охота» статью  «Биабан-гули» (Б.Ф.Поршнев, 1963),  в которой рассказывает, как однажды встретил в предгорьях Талашского хребта  человекообразное существо.

Сатунину трудно не верить. Серьёзный учёный. Посвятил себя изучению млекопитающих Кавказа, открыл новые, неизвестные ранее виды животных. Автор двухтомного издания «Млекопитающие Кавказа». В этой книге меня, далёкого от зоологии человека, особенно впечатлило, как в качестве одного из аргументов, чтобы доказать, что открытый им кизлярский земляной заяц (Alactaga elater kizljaricus Satun) составляет вид, отличный от известного науке зайца земляного кавказского (Alactaga elater caucasicus Nehring), Сатунин  проводит  тщательное изучение строения зубов зайцев, сравнивает, находит различия и таки доказывает: зайцы – разного вида.

Встреченный Сатуниным биабан-гули и научная добросовестность учёного  заставили  меня усомниться в прежней уверенности, что рассказы о лесных (диких, снежных) людях – сказки, мифы и заблуждения. Благодаря Сатунину я другими глазами посмотрел на Лагодехи, подумал, что у нас, как в Талыше, в в низовбях ущелий непроходимые субтропические заросли. Так почему бы в лагодехских горах не лесным людям? Как-то сами собой вспомнились слышанные мной в детстве разговоры о неких странных существах, время от времени встречавшихся кому-то из лагодехцев в лесу, вспомнился "лесной человек", немое существо в клетке на местном базаре, окруженный толпой возбужднных обывателей...

"Лесной человек по имени Лагодех?». Готовлю статью под таким названием, скоро опубликую. 

Пока же вернемся в Талыш.

Там биабан-гули по лесу бродит,  Сатунин изумлённый замерши глядит… 

 

О Биабан-гули Сатунина и о других талышских лесных людях*

"Дело происходило в марте 1899 г. в самой южной части Ленкаранского уезда, в болотистых предгорьях Талышского хребта. Поздно вечером К.А. Сатунин пробирался верхом на лошади вместе с проводниками безлюдным лесом по почти непроходимой болотистой топи. Неожиданно лошади остановились перед небольшой прогалинкой, беспокойно перебирая ногами и прядая ушами. Пристально вглядевшись вперед, рассказывает К.А. Сатунин, он ясно увидел в сумерках тёмную фигуру, которая “с совершенно человеческими движениями” пересекла путь и, пройдя поляну, бесшумно скрылась в чаще. Надо напомнить, что К.А. Сатунин многочисленными трудами зарекомендовал себя как первоклассный наблюдатель. Его проводник Кахиани, продолжает он, взялся было за ружье, но снова закинул его за спину когда фигура скрылась. К.А. Сатунин анализирует свое настроение перед этим необъяснимым наблюдением, подчёркивая, что оно было самым прозаическим, “при таком трезвом настроении мыслей, трудно предположить галлюцинацию, да к тому же и лошади, и провожатые несомненно тоже что-то видели”.

Лишь по окончании пути, отдыхая в доме старшины селения, проводники К.А. Сатунина высказали свое мнение об обитающих в Талышских горах “диких людях”. По мнению одного из них, дикие мужчины в настоящее время уже перевелись, а остались одни только дикие женщины, одна из которых и встретилась сегодня на пути, другой же приводил доказательства того, что и дикие мужчины по сей день здравствуют в Талыше. Однажды во время охоты вслед за пасшимися в лесу лошадьми к нему подошел очень высокий человек, тело, голова, руки были у него, как у человека, но всё тело покрыто шерстью, на пальцах длинные ногти, приблизившись к охотнику, он делал какие-то конвульсивные движения (“давай передо мной плясать: напугать меня хотел”), затем закричал и убежал в лес. В другой раз такой же дикий человек якобы даже схватил охотника за шею и за ногу, но убежал, увидев приближающихся на крик людей. В третий раз охотник-рассказчик выстрелил из ружья в шедшего по его следу высокого мохнатого человека, согласно рассказу, получив заряд в тело, тот закричал, замахал руками, упал на землю, бился в конвульсиях, вскочил, опять упал, опять вскочил и в конце концов убежал, а наутро с пятью односельчанами охотник обнаружил в том месте много крови, долго шли по следу: “сперва пошел он на Арчевань, а с Арчевани повернул на Каладагну в камыши, из камышей мимо Мошхана пошел в горы, — три дня мы шли по следу, наконец, бросили”. Любопытна и концовка этой статьи К.А. Сатунина. Старик хозяин во все время беседы молча курил и только изредка кивал головой, на вопрос, видел ли и он это существо, он ответил утвердительно и, наклонившись к гостю, пояснил: “его зовут биабан-гули” (Сатунин К.А. “Биабан-гули” // Природа и охота. М., 1899, кн. VII , с. 28 – 35).

В нашем распоряжении имеется запись одного рассказа о событиях, имевших место примерно лет 60 тому назад, и, следовательно, служащая как бы прямым дополнением к одновременным записям К.А. Сатунина. Это рассказ о “гулейбаны”, который якобы водится в горах Талыша в Азербайджане, услышанный автором сообщения уже много лет тому назад от старика колхозника Аллахверды Мирзаева. “Старик рассказывал, что в горах многие встречали человекоподобное существо ростом больше самого большого человека, обросшее шерстью. Местные жители называли его “гулейбаны”. Старик Аллахверды рассказывал, что он по ночам в горах издавал громовый рев, мало похожий на человеческий крик… Один охотник, который много раз встречался с ним в лесу, но из-за разных религиозных предрассудков не стрелял в него раньше, однажды решился и с близкого расстояния выстрелил в гулейбаны. Тот, издав громовый крик, скрылся в лес. Охотник, придя в село, рассказал о своем выстреле в гулейбаны. Заинтересованные рассказом охотники-крестьяне пришли в горы, куда их привел охотник, в том месте, где гулейбаны был подстрелен, обнаружили кровь и пошли по кровавому следу. Зверь перешел через реку и упал. Крестьяне действительно нашли мертвое, большого роста, очень похожее на человека существо, густо обросшее шерстью, с длинными руками…” (ИМ, II, №68). Имеются и более современные рассказы некоторых жителей селений, расположенных вблизи Талышских гор, о нападениях на них таких “гулейбаны”, скрывающихся в топких болотах. Что касается термина “гулейбаны”, то он записан и в употреблении азербайджанцев, проживающих далеко от Талышских гор, в других районах Азербайджанской ССР (например, г. Шамхор Кировобадского района). Но что дело не сводится к названию и к народным преданиям, об этом свидетельствуют современные показания лиц, даже не знакомых с каким-либо названием.

Капитан Белалов, сотрудник Белоканского районного отделения милиции Азербайджанской ССР, сообщил о случае, произошедшем летом 1947 года с одним старшиной милиции, служившим вместе с ним в Астаринском районном отделении милиции Азербайджанской ССР, вблизи границы с Ираном (район Талыша - П.З.). Звали этого старшину Рамазан. Все сотрудники указанного районного отделения милиции, говорит капитан Белалов, знали его как человека честного и дисциплинированного, и поэтому не было причин сомневаться в правдивости его рассказа. “Прежде чем старшина рассказал нам, что с ним случилось, у нас в райотделе милиции стало известно, что он ночью, возвращаясь с дежурства, подвергся какому-то странному нападению и теперь лежит дома больной, напуганный и поцарапанный. Через 10 дней старшина поправился, вышел на работу и сообщил нам следующее. Отстояв в наряде, он поздно вечером возвращался домой. Ярко светила луна. Старшина был вооружен пистолетом и спокойно шел в свое селение, что недалеко от Астары. Случаев нападения хулиганов или грабителей в окрестностях этого селения давно уже не наблюдалось. Перед селением течет небольшая речушка, через которую перебросили мостик, а рядом растет несколько деревьев. Как только старшина перешел мостик, из-под одного дерева выпрыгнуло громадное лохматое существо, обхватило старшину своими руками, сильно сжало, понесло к дереву и там бросило. Возле дерева находилось второе подобное существо. Оба они издавали какие-то странные нечленораздельные звуки и с любопытством начали разглядывать и ощупывать старшину, причем особое внимание привлекли блестящие пуговицы на милицейском кителе, и лицо старшины. Старшина был настолько испуган, что даже забыл о наличии оружия, но все же сознания не потерял. Он видел перед собой, как он говорит, двух огромных диких людей, без одежды, покрытых густым волосом темного цвета. Это были мужчина и женщина. Женщина была немного меньше мужчины. У нее были длинные сильно свисающие груди и длинные волосы на голове. На лицах обоих существ волос не было, но лица были очень страшные, кожа на них была темная и они были похожи на лица обезьян. Старшина уверял нас в том, что он видел все эти детали, т.к. луна светила ярко и даже под деревом была хорошая видимость. Оба существа просидели возле лежавшего под деревом старшины всю ночь. Как только старшина начинал шевелиться, самец угрожающе рычал и набрасывался на старшину; при этом он поцарапал ему лицо. Старшина был очень напуган, но ему хорошо запомнилась следующая подробность в конце этой страшной ночи. Как только самка начинала трогать старшину, самец принимался рычать на самку и оттаскивал ее, проявляя тем самым что-то похожее за ревность. Когда же самец набрасывался на старшину, самка начинала рычать и отталкивала его от лежащего, как бы заступаясь за последнего. Один раз они даже подрались между собой. Как только начался рассвет, оба человекообразные существа быстро ушли в пес, а старшина, пролежав еще несколько минут, побежал домой. Только дома он пришел в себя и вспомнил, что при нем все время находился пистолет и что на месте происшествия осталась лежать его фуражка. Утром он послал за фуражкой детей и они принесли ее. Пробыв дома 10 дней и оправившись от испуга, старшина вышел на работу, где и рассказал нам эту историю. Рассказывал очень обстоятельно и чувствовалось, что все это он действительно пережил”.

Капитан Белалов одновременно сообщил, что ему неоднократно приходилось слышать в горных районах Азербайджана о случайных встречах жителей с человекообразными существами, напоминающими не то больших обезьян, не то каких-то диких людей (Сообщение капитана Белалова от 4 июня 1960 года, записано Ю.И. Мережинским. Архив Комиссии по изучению вопроса о “снежном человеке”).

В 1961 г. в районе Талышских гор на большом пространстве собраны сотни записей рассказов населения об обитающих в этих местах, по их словам, диких волосатых людях: “гулейбаны” (самцы) и “вильможин” (самки). Древний обычай якобы запрещает местным охотникам убивать их. Утверждают, что к осени эти существа появляются и вблизи селений — на бахчах, в садах. Летом они придерживаются речек, изобилующих рыбой, лягушками, крабами. Ряд охотников описывает их следы зимой на снегу. Все информаторы подчеркивают, что рост “гулейбаны” выше человеческого, что ходят эти существа на двух ногах, имеют густые бурые или желтоватые волосы на всем теле, длинные волосы — на голове, весьма длинные руки, при встрече оскаливают зубы. Группа советских зоологов обнаружила на звериной тропе в глухом лесу свежий след взрослой “вильможин” (самки) вместе со следом детеныша. Сделаны зарисовки этих следов (длина следа самки — 31 см). После долгого тропления ввиду приближения темноты пришлось прекратить дальнейшее продвижение вглубь леса по следу (Сообщение от 3 октября 1961г. Архив Комиссии по изучению вопроса о “снежном человеке”).

Инженер А.С. Ермолаев, в течение ряда лет бывавший в горах Талыша, собрал много сведений о верованиях и священных кумирнях племени татов. По словам местных азербайджанцев, таты иногда убивают в качестве жертвы “диких людей”, водящихся в этих горах, местопребывание которых якобы известно татам, но держится ими в секрете (Сообщение С.Г. Мюге от 24 марта 1962 г.)".

---------------------

* Опубликованный текст  представляет собой фрагмент книги Б. Ф. Поршнев. "Загадка "снежного человека". Современное состоягие вопроса о реликтовых гоминоидах". Москва, ВИНИТИ, 1963. 

Фото К.Я. Сатунина - Википедия

Просмотров: 113


Комментарии к статье:

Комментарий добавил(а): тот самый
Дата: 30-03-2020 18:36

"Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!".

Удалить

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки