მლოკოსევიჩის ბაღი - ნამდვილი საგანძურია

Радослав Кониаж: «Бывший сад Млокосевича в Лагодехи – настоящий клад для города…»

Возвращение к сайту?

Что росло в саду у Людвига Млокосевича?

რა იზრდებოდა მლოკოსევიჩის ბაღში?

В военное время вести сайт не получается

Регги и орехи


Посетителей: 1867029
Просмотров: 2154430
Статей в базе: 718
Комментариев: 4634
Человек на сайте: 1







Путешествие в Саингило. Год 1878-ой

Автор: Мосе Джанашвили

Добавлено: 29.05.2021

G Mose Janashvili
Мосе Джанашвили (1855-1934), грузинский историк

Это сегодня кажется удивительным, но это так: в конце 19-го века образованная Грузия всё ещё не знала о существовании ингилойцев,  омусульманенного и потерявшего связи с исторической родиной грузинского народа, проживавшего в Саингило*, местности, начинавшейся в пяти километрах восточнее Лагодехи, сегодня это Балакэнский (Белоканский), Загатальский (Закатальский) и Гахский (Кахский)  районы Азербайджана.

В 1878 году Мосе (Моисей) Джанашвили, в будущем известный грузинский историк, а в то время 23-летний юноша, ингилоец из селения Кахи, опубликовал в четырёх ноябрьских номерах газеты "დროება" ("Дроэба") статью о своей малой родине - "მოგზაურობა საინგილოში" ("Путешествие в Саингило"). 

В послесловии к статье автор писал:

"Во время написания этой статьи, я пытался передать читателю настоящие, истинные факты. Руководствовался целью привлечь внимание грузинского читателя к этому выдающемуся и интересному месту. Это внимание дорого для ингилойцев.

Об ингилойцах даже сейчас неизвестно не только грузинам, даже их соседи, кахетинцы и кизикцы, мало о них знают и называют их край «Салеко» («Лезгиния») и «Урджолуэбис квекана» («Страна нехристиан»).

Удивляет отношение нашей образованной публики к Саингило*, местности, где имеется много исторических материалов и памятников. Мне кажется, что османские грузины более образованны и по характеру своему более ближе к грузинам, чем ингилойцы.

С 1865 года в наших газетах печатаются письма о Саингило. До того времени грузины почти ничего не знали о том, что в Гаре-Кахети есть грузинский народ – ингилойцы. После того прошло уже 13 лет, но ещё ни один грузин не побывал в этом крае, все направляются в Турцию. Д[митрий] Бакрадзе** издал свой замечательный труд об Аджарии, почему бы ему не побывать в Саингило". 

                                                                             Пётр Згонников, автор сайта

-------------------------------

 

Мосе Джанашвили

ПУТЕШЕСТВИЕ В САИНГИЛО

 

В один прекрасный летний день [1878 года] из села Кахи выехали верхом три всадника и поскакали на запад. Мчались, будто кого-то преследовали, только изредка, увлёкшись громкой беседой, прекращали подгонять коней, но вскоре вновь брались подбодрять их хлыстами.

Двое всадников по обе стороны скакали за старшим – атаманом, который, двигаясь посередине, не прекращал разговора.

- В какие времена и кем эти развалины были доведены до такого прискорбного состояния? - спросил атамана один из всадников, указав на развалины под названием «Сапончи», лежавшие на окраине села Куми.

- В какие времена и кем!? Что мне ответить вам, братья мои! Неудачно закрутилось колесо истории нашей Грузии, будто сам Бог пожертвовал судьбой этого маленького народа.

Вот эти остатки, - указал он на развалины старой церкви, - неужели они не могут разбудить в сердце грузина тёплую любовь к великим предкам и в то же время наполнить ядом по отношению к врагам, положившим конец отважным отцам, о которых говорят    остатки этих прекрасных византийских строений?

Здесь, - продолжал он, - когда-то был большой город Куми, об этом молвит   предание, а кроме людской молвы, об этом написано ещё и в «Картлис цховреба». В этой же книге мы читаем о том, как на этом месте, в этой церкви, с большими почестями народ Грузии похоронил своего Царя. На склонах этих прекрасных гор в те времена процветала жизнь. Вот посмотрите   на вершину этой горы, она, как дэв, обозревает все окрестности. Видитена ней высокую башню? Эта башня была церковью, богослужения в которой не прекращались даже тогда, когда полчища врагов нападали на нашу страну, а жители прятались по лесам. Тут же вы увидите закопанные в землю квеври (кувшины для хранения вина – П.З.), старые ореховые деревья, груши, яблони, кусты фундука, старые виноградные лозы – все это было сделано и посажено нашими предками. Но где они теперь? И кто вспоминает, кто молится о них? Прискорбно видеть и вспоминать всё это…

  Всё это ясно говорит нам о том, - продолжил он, - что когда-то склоны всех этих гор были населены грузинами. Если сейчас здесь, где враг не оставил камня на камне, осталась такая поэтическая красота, то представьте, какой величественный вид был у этого осиротевшего края в то время, когда он сиял и процветал.  Город Куми был в своё время столицей,  а теперь это  обычная  бедная  деревня.   Всё это не так бы ранило сердце, будь жители этой деревни христианами, а не лезгинами и монголами. Первые, как и вторые, были оставлены здесь вражеским полчищем, которое в конце XII века водрузило свои смертельные знамена над Картл-Кахетией и Гаре-Кахетией. Сыны Грузии, как львица, у которой отняли львёнка, бились с явившимся из сердца Азии врагом. Но что они могли поделать, когда враг вместо десятка убитых воинов выставлял сотню живых. Горькими и траурными были XIII, XIV, XV и последующие века для Гаре-Кахетии, брошенной в бессилии грузинскими царями, и с тысячью врагов вокруг. Лезгины, персы и туркигромили и уничтожали здешний народ, хотели искоренить христианство, заменив его исламскими законами и учением. Но много времени прошло и много грузин- христиан погибло, прежде чем этот замысел был приведён в исполнение. Здесь, как и везде в Грузии, христианство пустило крепкие   корни и здешние христиане до мозга костей были пропитаны христианскиой любовью и верой.

Каким же тяжелым было то время! Господи, не дай повториться тем дням, когда персы, нападая на Грузию, сначала разоряли Гаре-Кахетию, а дальше шли на Картл-Кахетию. После ухода врага грузины отстраивали разрушенные города, но враг возвращался и вновь всё разрушал. Так в этих сражениях здешний народ был постепенно уничтожен, потерял свою веру, язык и прежние обычаи.
 

 Сегодняшние ингилойцы ведь являются грузинами. Похожи ли они на прежних, сильных, героических грузин? Похожи ли они на тех, кто на протяжении нескольких веков боролся за свою свободу и жертвовал собой во имя родины? Нет, никак нет! Их язык стал похож на детский лепет, характер - тоже. Кроме того, в отличие от храбрых древних предков они стали ворами и убийцами, подло убивающими по ночам. Из неутомимых прежде работников они превратились в лентяев и нерях. Они набивают живот сегодня, а о завтрашнем дне думают завтра. Прежние грузины были другими. … я говорил, жаль, что эти земли наших дедов и отцов, сегодня принадлежат потомкам монголов, которые поселились здесь после уничтожения грузин,  …но здешние ингилойцы еще не так отдалились от грузин, как в других деревнях, где встречаются такие потомки грузин, что и не приметишь в них ничего грузинского.

Возьмём, например, жителей села Белоканы. Старинные развалины говорят о том, что здесь в своё время жили христиане, построившие в самой деревне и в её окрестностях множество церквей, но в самих здешних жителях не осталось ни крошки нашего, грузинского. Они и свои фамилии поменяли, чтоб не осталось в них ничего от грузинского происхождения. Сейчас это село понемногу начинает находить свою потерянную историю. Муртузали Галаджиев, хорошо образованный местный житель знатного происхождения, на протяжении нескольких последних лет изучал своё происхождение и после долгих поисков выяснил, что его род берет начало от Вачнадзе. Он всё это доказал, крестился и получил княжеский титул, так как фамилия Вачнадзе является княжеской. По его примеру крестились жена и дети, а также его кузен, которому дали имя Гиорги Вачнадзе. Следуя их примеру, будет креститься весь род, для этого им понадобится церковь, прежде построенная нашими предками. Многие Белоканцы хотят покреститься, так как чувствуют, что их родители были грузинскими христианами, а сами они мусульмане.  Как же нам на том свете показаться нашим родителям?  - спросили меня несколько белоканцев, с которыми я ехал как-то на арбе из Закатал.  
 

 Одно радует, - продолжал всадник, -  что весь этот олезгиневшийся народ сохранил любовь к своим предкам. И любовь эта не умерла благодаря всем тем прекрасным остаткам строений, которые мы сегодня с вами видим. В здешних лесах и деревнях много развалин церквей и других следов грузинских поселений, и белоканцы все их знают. Вы не представляете, с какой любовью вспоминают они царицу Тамар! По их мнению, другой такой женщины после неё не былода и не появится на белый свет подобная ей больше никогда.   Спросив любого белоканца, кто построил эту добротную стену, вы получите ответ, что это дело рук правившей здесь знаменитой царицы Пери (так белоканцы называют царицу Тамар) -  она построила стену для защиты от вражеских набегов. Благодаря этой стене и осталась память о царице Тамар.

    Так, проводя время в беседе, трое всадников проехали приличное расстояние, и до места, куда они направлялись, им оставалось немного.

- Вот здесь, - после недолгой паузы вновь заговорил  старший, -  в этом узком проходе, в этих воротах было пролито много грузинской крови. Сюда выходили на защиту грузины и принали на себя первые удары врага.

- Какое страшное место, - сказал один из всадников, - повстречавшимся здесь с врагом бежать было некуда, приходилось биться до последнего.

- Часто ли проливалась здесь грузинская кровь? - спросил другой всадник.

- Да, конечно, - ответил старший.

Проехав это место, всадники вышли к берегу реки, встали на узкую тропу и поскакали друг за другом.

Тропа вела на небольшую гору, на которой находилось село Лекети с множеством виноградников и различных фруктовых деревьев.  Посмотреть на проезжавших селом всадников вышли местные жители. Их характерные длинные одеяния и такой же характерный внешний вид - высокие лбы, большие острые носы, узкие, удлинённые глаза, тёмно-желтоватые лица - указывали на то, что они потомки монголов.

Молодые люди, быстро проехав село, достигли вершины горы. Перед ними открылся вид на широкую, густо поросшую лесом местность.   

- Что это за камень? - спросил один из путников.

- О, это знаменитый камень, я много нём слышал, - ответил старший всадник. – Говорят, будто под ним лежит построенное прежними грузинами большое подземелье, в котором до сих пор хранятся их богатства. Посмотрите, камень четырехугольной формы, две сажени в длину и по одной в ширину и высоту. Интересно где нашли этот огромный камень наши предки и как подняли его сюда. Но хватит разговоров об этом камне, посмотрите направо, на этот квеври, он подобно стене выложен кирпичом. Нам многое еще нужно посмотреть, продолжим, друзья, путь.

     Через пять минут езды взору путников открылись высокие, необычной формы здания. Привязав коней к кизиловому дереву, друзья направились к огромному зданию, стоявшему посреди остальных строений.

- Будте осторожны, кто знает какая опасность нас поджидает. Возможно там обитает медведь, волк, лев или ядовитая змея, - сказал один из путников.

- Ты прав, надо быть осторожными, - поддержал его второй.

- Ступайте за мной! Как могут напугать нас медведь или змея в такой прекрасный день?! – обратился к друзьям третий, и в мгновение ока вошёл в здание с западной стороны.

Остальные  последовали за ним.

Их взору открылся алтарь, на стене которого была изображена Пресвятая Богородица Мариам с младенцем Иисусом Христом на руках. Изображение сияло так, будто находилось в церкви, где идут ежедневные богослужения. Подобные фрески были повсюду на стенах, но чётко различить их было невозможно, так сильно они были повреждены.

Церковь, высокое и широкое здание с арками, было построено из белых, высеченных камней. В церкви было три двери и много узких окон.   Сохранилась лишь половина здания, вторая была разрушена. Надписей нигде не осталось.  

- Эта церковь, - сказал один из путников, - напоминает мне церковь в Кутаиси, построенную в XI веке царём Багратом, такие же архитектура и размер. Возможно, наша церковь построена в то же время и тем же правителем, а может, и кем-то другим. Одно несомненно, что подобное творение в нашей Грузии редкость.  Эта церковь однозначно должна была быть собором, так как в деревнях строили маленькие церкви, а не такие большие, как эта, а если она была собором, значит, здесь жило много народа, иными словами, на этом месте стоял город. Это бесспорно, мы ведь видели по пути, как много вокруг села Лекети древних развалин, а в лесу множество старых фруктовых деревьев: орехи, груши, яблони и другие. Выйдем отсюда, осмотримся вокруг.

     Как только друзья вышли, они сразу же обратили внимание на другую, меньшую в размерах церковь, построенную, как и первая, из высеченного камня. Осмотрели стены церкви в надежде обнаружить какие-либо надписи, но напрасно – надписей не было. С западной стороны стояла ещё одна церковь, третья, её арки и стены хорошо сохранились. У стены нашли лозу со спелым чёрным виноградом, который от недостатка воды стал походить на дикий лесной виноград. Старое ореховое дерево, следы захоронений и церкви напомнили путникам о прошлом Грузии.

- Кто знает, какие герои отдыхали в тени этого дерева и сколько людей трудилось здесь, возводя эти церкви.

- Никому не известно, - сказал один из путников. - «Картлис цховреба» ничего не говорит об этих церквях, и среди грузин   никому, кроме нас, не известно об истории этого места. Я слышал от старцев, что 250 лет назад здесь проживали грузины.  

     Осмотрели и четвертую церковь, стоявшую с западной стороны под ореховым деревом. Эта церковь была построена в том же стиле, что и остальные. В ней так же, как и в других,  был подвал, но враг нашел и его. 

Затем путники оседлали коней и направились в сторону дома.  Был прекрасный июльский день. На левой стороне села Кахи стояла глухая тишина, лишь изредка нарушаемая лаем  деревенских собак и криками орлов. Три путника, чуть слышно общаясь между собой, не спеша поднимались в гору, будто пытались не нарушить царившее вокруг спокойствие.

У подножья горы осмотрели окутанные зарослями ежевики «Бебребис самарееби» ("Захоронения стариков"). Пройдя по узкой тропе, через пару мгновений оказались во дворе церкви «Касрис». Гора в этом месте переходит в плоскость, образуя ровную поляну вокруг здания церкви. Поляна с трёх сторон окружена обрывами и только с одной стороны над ней нависает крутой склон горы. На поляне есть один большой «квеври»***, который подобно тому, что в Лекети, выстроен арками, а также белая церковь, возведённая из высеченного  камня. Эту церковь в Саингило называют Касрис.

       - Сохранились ли в грузинской истории какие-нибудь упоминания об этой церкви? - спросил один из путников.

       - Абсолютно ничего.

     - Неужели древние остатки могут не оставить о себе ни малейшей памяти, и мы так никогда и ничего не узнаем?

       - Так и есть, эта ужасная картина передаёт нам участь этой церкви - быть потерянной для истории.   Её изуродованный вид ясно говорит о том, что когда-то сюда приходили вооружённые кирками и молотом люди  и разрушили стены и своды,  превратив всё в груду развалин.

       - Растущий недалеко мощный граб говорит нам, что церковь разрушили очень давно.

       - Да и сам граб уже постарел.

       - Почему раньше церкви строили так высоко в горах? Как в такую даль поднимались прихожане?

     - Потому, что с высоты они могли обнаружить приближающегся врага, и пока тот сюда поднимался, успевали попрятаться, если это было необходимо. Само население жило тогда вблизи от церквей.

       - Тогда почему же и на равнине в земле находят древние квеври, посуду, деньги и инструменты?

      - Я же не говорю, что на равнине люди не жили. Нет. Во время вражеских набегов, жители с равнины бежали в горы, куда врагу подниматься было и боязно, и незачем. Враг разорял дома живших на равнине грузин, сжигал всё и уходил. Грузины спускались и начинали заново строить свои дома, но враг возвращался вновь, и история повторялась.

     - Взгляните отсюда по сторонам, посмотрите направо, налево, на восток! Какая красивая панорама открывается взору! - произнёс  молчавший и глубоко задумавшийся о чем-то до этого  путник.

     Слева было видно село Кахи с прилегающим к нему полем, на котором паслись коровы. Там же виднелась маленькая крепость, построенная  русскими против лезгин. 

Через поле извилистая тропа ведёт в сторону Илисо и Дагестана. На востоке, рядом с селом Кахи, за рекой Курмухи, виднеется низкая горка, на вершине которой белеет село Малаги. 

На краю луга, с западной стороны, стоит Курмухская церковь Св. Гиоргия. С левой стороны виднелась вся Алазанская долина, окрашенная лесами в зелёный цвет. В лесу местами виднелись деревни. Посреди леса тихо и медленно извивалась Алазани. За Алазани, как на ладони виднелась Ширакская долина.

Этот вид никого не оставил равнодушным, вызвав восторг и восхищение.

        - Пойдёмте  вверх, нам много еще предстоит пройти! - сказал старший.

        Путники направились в сторону горы.

Гора оказалась не такой пустынной, как горы Мтацминда и Шираки, она была густо покрыта лесом, преимущественно дубом и грабом. Вскоре тропа привела друзей к разрушенной церкви.

       - У нас эту церковь называют Чандара, - пояснил один из путников. -  Враг уничтожил даже фундамент, хотел, чтобы от церкви не осталось ни единого следа.

      Несмотря  на это путники всё равно отыскали  место, что когда-то стояла церковь.

       - Откуда шла дорога к Чандара?

      - Тропа, по которой мы сюда поднялись, как и тропа, ведущая к церкви Касри, раньше была широкой дорогой, превратившаяся со временем в узкую тропинку.  

      Вокруг церкви стоял большой тёмный лес, и до деревни было далеко. Хватило бы одного голодного волка, медведя или другого хищника, чтобы трое невооружённых путников стали жертвами.

Через несколько минут они оставили опасное место и быстрым шагом спустились в большое ущелье к журчащему прозрачному роднику и присели у воды в тени, под ветвями деревьев, не пропускавших ни единого луча солнца. Прохладившись, направились по течению ручья дальше и вышли к месту, на котором раньше находились дома, дворы и сады, там и сям были видны деревья инжира и шелковницы.

Здесь же нашли большую тёмную яму.

         - Это случайно не хлебная яма? - спросил один из путников.

       - Кто знает, помоему это не хлебная яма, а убежище. Во время вражеских набегов жители скрывались в таких отдалённых местах, рыли ямы и прятались там семьями. Это более ближе к истине, в таких больших ямах хлеб не хранили. Кроме того, на дне ямы было костровище, там разжигали огонь. Вот и вода протекает поблизости. Не трудно было здесь выжить.

       После осмотра ямы путники подошли к необычному холодному источнику, называемому ингилойцами Цивцкаро. Источник струился из большой скалы. Здесь они передохнули, напились воды и продолжили путь. Эта вода летом такая же холодная, как и зимой, а зимой напротив, кажется тёплой.

Подошли к давно разрушенной церкви под названием «Тетри сакдари» (досл. «Белая церковь). В стены церкви были встроены кувшины.

      - Для чего предназначались эти кувшины?-  спросил один из путников.

     - В эти кувшины во время вражеских набегов священнослужители прятали богатства церкви, деньги и драгоценности. Иные церкви имели потайные комнаты, как в мцхетской «Свети-цховели». Вместо этих комнат здесь использовали кувшины. Враг узнал об этом секрете и завладел всеми богатствами этой церкви. Раньше вокруг каждой церкви были кладбища. Современные церкви находятся в отдалении от кладбищ. Где как ни возле своей церкви было погребать усопших нашим предкам в те страшные времена.

После долгого осмотра построенной из белого камня церкви, расположенной в месте, называемом Кечени, путники вышли на дорогу и, немного пройдя, увидели старое захоронение. С большим интересом осмотрели они найденные кости древних грузин.

      - Это должна быть кость предплечья, но какая она толстая и длинная, наверное, сильные у него были руки.

     - Эти кости головы тоже, наверное, принадлежали ему, посмотрите, кости очень древние, они так сильно сгнили, что при растирании руками превращаются в золу.

         С утра путники ничего не ели, а время обеда уже прошло, и они почувствовали себя голодными и сильно уставшими. Несмотря на усталость, обратили внимание еще на одну церковь, которая находилась неподалёку от них. Она также была возведена из белого камня, в её стену были встроены кувшины и, как и другие церкви, участь её была такой же прикорбной – превращена в развалины.

До дома оставалось пара вёрст пути. Уставшие, друзья с трудом добрались до своих домов, где ласковый приём и сытное угощение быстро восстановили их силы. А всё увиденное сохранили глубоко в сердце.

 

                                                                                    М. Джанашвили

                                                                                                   1878 г.

------------------------------------------

Примечания

 * Саингило - Возможно, что термин "Саингило", то есть, "местность, населённая ингилойцами", ввёл сам Мосе Джанашвили, поскольку до этого и "даже сейчас", как указывает автор, грузинам об ингилойцам в то время, когда писалась статья, практически не было известно (примечание автора сайта).

** Дмитрий Захарович Бакрадзе (1826-1890) - широко известный, авторитетный российский и грузинский историк, археолог, этнограф, член-корреспондент Петербурской академии наук  (примечание автора сайта).

***  Скорее всего здесь под квеври автор имеет в виду подземное хранилище для воды или продуктов, стены которого возводились из камня  или кирпича, а потолок имел аркообразные своды. Такие хранилища есть и в крепости царицы Тамар в Лагодехи, в Мацимском ущелье. В народе их тоже называли квеври, хотя классический квеври  - это сосуд из глины, закапываемый  в землю (примечание переводчика).

-------------------------------------------

Источник: ჯანაშვილი, მ. მოგზაურობა საინგილოში//დროება. -1878,  № 234 (16 ნოემბერი), №235 (17 ნოემბერი), №236 (18 ნოემბერი), № 237 (19 ნოემბერი)

              -----------------------------------------------

Перевод с грузинского: Леван Осипов

Просмотров: 443


Комментарии к статье:

Комментарий добавил(а): Анаида
Дата: 12-06-2021 01:29

Как грустно....

Удалить

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки