Боже (Из цикла" Стихи Сергея Жадана в переводах Лачина". Стих 9)

Кто помог Лермонтову создать образы Печорина и Грушницкого? (Из цикла "Памяти Петра Леснова")

На сайте новое меню

Ведомость о Молитвенном доме в селе Ново-Воронцовка Сигнахского уезда Грузинской епархии за 1913 год (История Лагодехи по церковным документам)

С днём Победы, отец!

На сайте работы

Сайту "Лагодехи" - 10 лет


Посетителей: 1508166
Просмотров: 1801135
Статей в базе: 607
Комментариев: 4443
Человек на сайте: 2







Как Юлия Млокосевич из Лагодех первой в мире среди женщин покоряла Большой Арарат

Автор: Пётр Згонников

Добавлено: 29.08.2010

                                                                                   

                                                                                          Предисловие

 

B-ararat
Большой Арарат

С середины девятнадцатого века мир  активно начал штурмовать вершину Большого Арарата. На 5 тысячах 165 метрах над уровнем моря человечество искало не столько Ноев ковчег, сколько уверенности  в своих силах и удали. Первыми в заоблачные выси отправились мужчины, чуть  позже  -  женщины.  Именем первой из них, нашей землячки, назван эндемик Лагодехского ущелья   - первоцвет  Юлии.

Первоцвет или Примула     Юлии,  предпочитает селиться  в неприс­тупных местах горных ущелий, на  мокрых скалах вокруг горных рек,   покрывая каменные громады красно-фиолетовым ковром своих нежных цветков.

У входа в одно из таких ущелий, по соседству с будущим цветком своего имени,  жила наша героиня -  Юлия Людвиговна Млокосевич.

 

                                                             1

В 1872 году в глухой, отрезанной от мира слободке Лагодехи, населенной несколькими десятками отставных солдат и офицеров стоявшего

B-Julia-old

               Юлия Млокосевич                            Из архива автора

здесь Тифлисского гренадерского полка,  произошло незаметное событие. В семье бывшего офицера полка поляка Людвига Млокосевича родилась девочка, которую назвали Юлией.

Спустя 17 лет, осенью 1889 года, кавказские газеты сообщили, что в конце августа лагодехский лесничий Людвиг Францевич Млокосевич совершил попытку восхождения на Большой Арарат. Лесничего сопровождали три курда-проводника, араратский лесной объездчик Макар Ходжаев и некий господин Крылов. В восхождении также участвовали дети лесничего - 14-летний Константин и 17-летняя Юлия.

 

                                                               2

К вечеру 20 августа достигли большого ледника. Из-под него вытекал ручей. Решили на ночь остановиться здесь, а утром, пораньше, отправиться дальше.

Костя свалился, не дождавшись чая.

Юлия долго не могла уснуть. Слышала, как переговариваются, укладываясь на ночлег, проводники. Отец с Макаром обсуждали план  предстоящего дня. Место, где они сейчас, называется Сарыбенды, вы­сота не меньше 3300 метров, услышала она. Юлия пыталась посчитать - сколько же до вершины? - но цифры путались в голове.

Подошел отец.

-Спи, - сказал он. - Завтра трудный день.

 

                                                                        3

Самым тяжелым  был день перед отъездом.

Юлия, как и отец,  почти не сходила с лошади, закупая в лагодехских лавчонках все, что могло пригодиться в их путешествии. В полковом магазине встретила дагестанских друзей отца. Аварцы, прирожденные всадники,  ни в первый раз видели, как Юлия управляется с лошадью, и все же не смогли сдержаться, восхищенно зацокали языками.

- Отдай дочку в горы, - то ли в шутку, то ли всерьез попросили они однажды своего давнего кунака,  - будет у нас царицей.

Людвиг Млокосевич отрицательно покачал головой.

 

                                                                                            4

 

B-Mlokosiewicz-Ludwik
Людвиг Млокосевич,отец Юлии

Отец Юлии родился в дворянской семье в  Варшаве.  С детства мечтал изучать природу. В 1853 году, когда ему было чуть больше 20 лет,  судьба определила ему служить в русском полку,  стоявшем в Лагодехах. Местная природа поразила его и он, выйдя в отставку, навсегда остался в Лагодехах.  Его  женой стала казачка Анна из Воронежской губернии.

В Лагодех с Анной он приехал на телеге. Людвиг показал жене  строящиеся  казармы, церковь, домики  поселян и  тронул лошадь дальше. Дopoгa шла по лесу. Ехали около получаса. Когда колея уперлась в реку, за которой  начинались гора, Людвиг остановил лошадь.

- Жить будем здесь, - сказал он жене.

Анна посмотрела по сторонам - вокруг не было ни одной живой души.

-Как? - спросила она упавшим голосом.

- По Русco,- услышала в ответ. - Подальше от людей, поближе к природе.

Два бога было у Млокосевича - Жан Жак Руссо и Лев Толстой. И вот в полном соответствии с рекомендациями женевского философа Людвиг и Анна построили на берегу   горной речки деревянный домик с зелеными ставнями,  разбили среди леса фруктовый сад и огород, соорудили  птичник, коровник  и конюшню.

-  Патриархальный образ жизни в сельской местности, - читал вечерами молодой жене своего любимого Руссо Людвиг, - есть естественное существование человека.  Только  через  близость к природе и через своим трудом добытый хлеб   можно правильно воспитать  детей.
Людвиг и Анна Млокосевичи  дали жизнь одиннадцати детям.
Первой родилась Евгения.
Второй была Юлия.

 

                                                                                                 5

… Юлия проснулась от голосов взрослых.  Пора было вставать. Над головой висели яркие звезды. С вершины тянуло холодом.
- Который  час,   - спросила девушка.
- Четыре, - ответил отец.

Долго тормошили Костю. Тот с трудом разлепил глаза и перевернулся на другой бок.  Юлии показалось, что у брата горячий лоб.

Вышли около пяти утра. Впереди  проводники, Костя и отец замыкали цепь. Немного погодя раздался голос Млокосевича. Он с Костей отстал и просил всех остановиться. Костя был совсем слаб. Стало ясно, что подъема он не осилит. С ним оставили одного из проводников, наказали пить чай с малиной.

Дальше шли вшестером.

 

                                                                                                  6

B-410tatar_most
Мост через Татарский майдан в Тифлисе.По нему двигались наши путешественники...

Из Лагодех выехали в середине июля. 19 июля прибыли в Тифлис. Самый близкий путь к Большому Арарату лежал через Эривань. Но отец  выбрал другой маршрут - через Черное море. Вначале - Поти, потом - Батум , а из Батума через Кутаис, Зекарский перевал и Духоборье - на Эривань  (Духоборье - русское название Джавахети, области Грузии, куда в 1841 гуду были переселены из Таврической губернии духоборы - автор).

Отец  Юлии  любил путешествовать. Поселившись в Лагодехах,  он почти каждое лето выезжал с научной целью в Дагестан,  Азербайджан,  Армению и Западную Грузию. Побывал в Персии и Турции. Из своих путешествий Людвиг Млокосевич привозил семена и саженцы экзотических растений, чучела птиц и коллекции бабочек. Не было путешествия, чтобы он не сделал какого-нибудь открытия. Дома много книг и журналов по ботанике и зоологии и  Юлии нравится, сорвав в лесу неизвестный цветок, искать потом его название в отцовских книгах.

Дорога начала медленно подниматься вверх,  к Зекарскому перевалу. Отец бывал в этих местах, помнил, какой здесь была природа раньше. В его рассказах Юлия чувствовала боль: человек уничтожал природу. Вот и на Зекарском перевале встретили грузин-пастухов и те рассказали, что уже много лет, как не видели здесь ни одного тетерева. Отец совсем упал духом - пятнадцать лет назад, когда Юлия была совсем маленькой, он открыл этого тетерева. Ученый Тачановский из Варшавы, знала Юлия,  назвал птицу именем её отца  – тетерев Млокосевича. В одном журнале Юлия прочитала, что открытие ее отцом нового вида   тетерева  стало сенсацией в науке.

Слобожане считают отца чудаком. Взрослый человек, а бегает по полянам с сачком,  ловит бабочек. Сделал дома зверинец, куда собирает раненых зверей и птиц. Юлия, Костя и Женя лечат их, а по­том отпускают на волю. В Лагодехах православный храм и польский костёл, но отец обходит их стороной и детей не пускает. В школу тоже­ -  учит сам. Школу слобожане отцу прощают, а вот безверием в Бога  недовольны, пеняют.

Отец приучил Юлию  не бояться холода. Зимой она купается с ним в речке, а когда выпадает снег, ходит по двору босиком.

 

                                                                                                                 7

Большую снежную равнину перешли до восхода солнца.  Снег скоро закончился.  Вокруг высились черные, без единой травинки скалы. Тропы не было. Проводники часто останавливались, смотрели вверх и, посовещавшись, выбирали нужное направление.

Юлия подняла голову. Гора уходила круто ввысь, теряясь в густом тумане. Свистел ветер, продувая шерстяной свитер. Временами  туман рассеивался  и тогда нестерпимо начинало жечь  солнце.

К полудню сделали привал. Долго отдыхали. В покое нехватка кислорода ощущалась меньше. Отец возился с прибором, пытаясь определить высоту.

- Видите гору, похожую на колокольню - сказал один из проводников.  - Это Тужик. От нее до вершины не более 500 метров.

 

                                                                                                         8

B-Duhobory-v-Gruzii-from-geogen-ru
Духоборы в Грузии

В духоборской Ефремовке все не так, как в Лагодехах. На церкви не было колокольни, а на  кладбище, которое по просьбе отца им показали  духоборы, отсутствовали кресты и украшения. Отец с ефремовскими мужиками сразу нашел общий язык. Радовался особому дому, где духоборы на общественные деньги держали калек и ухаживали за ними, как за своими близкими. Потом вокруг отца собрались поселенцы, и он долго рассказывал им об учении Льва Толстого. Мужики все понимали, кивали головами. Книги Толстого, что стояли в книжном шкафу отца, Юлия прочла все.  Она знает: во всех Лагодехах нет человека, которому отец причинил бы зло. И детей своих он учит делать только добро, Юлия однажды видела, как отец едва не плакал над липой, срубленной в лесу кем-то из крестьян ради дупла пчел.

А зло людям он прощал. Однажды мать пришла из слободки расстроенной, и Юлия поняла, что опять кто-то из слободских посмеялся над отцом. Терпи, сказал он тогда Юлии, отвечай им добром,  чего  бы они ни делали...

Отец оказался прав. Подрастая, Юлия видела, что друзей у отца больше, чем недругов. К ним в дом часто приходили крестьяне, летом отец принимал их прямо во дворе, под липой, где стоял стол. Ставили чай. Отец внимательно слушал своих собеседников, стараясь чем-то помочь. Не отказывал никому, с какой бы бедой не пришел к нему человек.

 

                                                                                                         9

Неблагополучие Юлия почувствовала спиной.

Она резко обернулась - отца бил озноб. Он привалился к камню  и, прячась от ледяного ветра, крупно дрожал. Первое, о чем она подумала - сердце, у отца неважно с сердцем. Мама противилась поездке, плакала,  говорила, что в шестьдесят лет по горам не ходят. Перед отъездом дала Юлии флакон с сердечным настоем для отца.

Юлия вынула пузырек, начала вытягивать пробку.

- Не надо,- виновато сказал отец. - Ничего страшного, просто  перемерз.
Он попытался было  встать, но не смог.

-  Назад надо, господин лесничий, - услышала Юлия голос Макара Ходжаева, - вниз.

Курды выжидающе стояли в стороне.

Молчал господин Крылов.

Облака на миг рассеялись,  и Юлия увидела залитую солнцем долину. Ей неумолимо захотелось вниз, к теплу, к дому. В родной Лагодех, к маме, к сестренке Эмме. Эмме сегодня исполнилось ровно два месяца. Как она там? В теплых лагодехских горах  сейчас созревают алыча и кизил. Сойка обрадуется Юлии и, как всегда при встрече, будет говорить "Шур-ра!"

- Арарат не хочет нас, господин лесничий, Вы же видите, - раздался голос Макара.

- Идите без меня,- сказал Млокосевич.- Я останусь здесь, буду ждать вашего возвращения.

Юлия хотела было остаться: с отцом. Но увидела его глаза – и промолчала. С отцом оставили проводника.

 

                                                                                                          10

Юлия уверена: она правильно поняла отца, он  хотел, чтобы она пошла со всеми.

Ей было 7 лет, когда отец уехал в Персию. В обещанный срок  не вернулся. Мама беспрестанно плакала. А потом пришло письмо из русского посольства в Тегеране, в котором сообщалось, что их отец  тяжело  болен. Оказалось, в сопровождении одного проводника он отправился на вершину угасшего вулкана Демавенд.  Восхождение вышло  тяжёлым. В дороге умер проводник. Отец обессилел и заболел. С большими трудностями, голодный, оборванный и больной, он добрался до Тегерана и у ворот русской миссии потерял сознание.

Неудача не давала покоя Млокосевичу.

В 58 лет он решился на штурм Большого Арарата.

Понимая, что эта попытка в его жизни  последняя  и, не надеясь вполне на свои силы, он взял с собой детей.

Юлия, без труда взбиравшаяся на вершины лагодехских гор, возьмет, думал он, пятикилометровую высоту Большого Арарата.

 

                                                                                                           11

После Духоборья их ждал Эчмиадзин. Потом 6ыла Эривань.

B-Erivanrussianchurch
               Эривань, православный храм

Эриванский лесничий любезно принял Людвига Млокосевича с детьми. Узнав, что они собираются подниматься на вершину Большого Арарата, покачал головой. Выделил в помощь лесного объездчика Макара Ходжаева. Еще один переезд - и путешественники  на берегу Аракса, у подошвы Арарата. Начальство стоявшего здесь Уманского казачьего полка Кубанского войска оказало лагодехскому лесничему радушный прием. Скоро весть, что прибывшие собираются на вершину облетела весь полк. В глазах казаков и казачьих офицеров Юлия чи­тала снисходительность.

 

                                             12

... Глаза слезились.

Четверо уже и не знали, куда шли. Шли по прямой, не выбирая пути.

Ветер стал  невыносимым. Временами волнами накатывал запах серы, от которого у Юлии кружилась голова. Неожи­данно подломились ноги. Встать не было сил.  Из расщелин выбивался дым. Ветер гнал его по склону горы и он, рассекаемый неровностями земли, напоминал Юлии снежную позёмку.

Сильно стучало в ушах. Душил кашель.

Она подняла голову.

Впереди что-то беззвучно, размахивая руками,  кричал проводник.

По тому, как ветер сделался ураганным, Юлия поняла, что это - вершина. Она хотела встать, чтобы пройти оставшиеся метры, но в этот момент Юлию накрыло облако удушливого газа. Она даже не успела крикнуть - горло схватила судорога.      Перед глазами поплыли круги,  и Юлия потеряла сознание.

Первым неподвижную фигурку девушки увидел Макар Ходжаев.

Вместе с господином Крыловым и проводником они перенесли Юлию в безопасное место.

Она дышала. Прошло ещё немного времени. Щёки у Юлии порозовели  и она открыла глаза.

 

                                                                                                             13

Первыми Юлию приветствовали женщины-курдянки, они высыпали на дорогу, чтобы посмотреть на первую женщину, дерзнувшую подняться на Арарат. Встречали её радостными криками, приглашали к себе. За курдскими кочевьями, возле Сардарского источника,  Юлию ожидали казаки. Весть уже достигла их. А в Аралыхе к торжественной встрече готовился весь Уманский полк. Были крики "ура", шампанское и много цветов. И глаза на этот раз были совсем другими - восторженными...

Никогда больше в жизни Юлия не увидит столько восторженных глаз,  никогда не услышит столько восхищённых слов, как в тот августовский день 1889 года.

 

                                                                                                              14

После возвращения из экспедиции Юлия ещё долгое время проживала  в Лагодехи.  Людвиг Млокосевич с годами превратился в натуралиста с мировым именем, стал известным  знатоком флоры и фауны Кавказа. Необычный образ жизни, всесторонняя образованность и оригинальный ум делали Млокосевича одной из примечательнейших фигур кавказской жизни тех времён.

К отцу Юлии часто приезжали учёные и путешественники.  В мае 1898 года на усадьбе лагодехского лесничего появился молодой ученый,  Николай Иванович Кузнецов, в будущем один из виднейших ботаников России, крупнейший исследователь растительного мира Кавказа, знаменитый систематик, фитогеограф и геоботаник

B-200px-Botanist_Kuznetsov-Nikolai

Николай Иванович Кузнецов

Лагодехские старожилы считают,  что Кузнецов и Юлия были влюблены друг в друга.

Не мудрено.  Ему тридцать два, ей двадцать шесть. На дворе бушует весна, гремят грозы, рвут на части черное  небо молнии. Молодая  женщина тщетно пытается скрыть от гостя блеск своих влюблённых  глаз. Петербуржанин, ученый, человек из другой жизни, он будто комета, случаем залетевшая в её скромный дом.

А Кузнецов, горожанин, неловкий, склонный к полноте молодой человек, с восхищением смотрит на Юлю. Она настоящая амазонка: без труда взбирается на горы,  преодолевает бурные речки, взлетает на деревья, стреляет, скачет  на лошади, смела, вынослива, и,  вместе с тем, - поражающие познания в ботанике и зоологии, владение несколькими языками, природная аристократичность.

Лёд и пламя.  Разумность Европы соединилась в Юле  с дикой естественностью  Кавказа.

У Юлии  с Николаем общая любовь – цветы и растения, о них они могут говорить часами. Днём Юлия отправляется с гостем в самые отдалённые  уголки ущелья, показывает  разведанные ею ботанические богатства, а вечерами  гость с замиранием слушает рассказ девушки о том,  как  она  с отцом и братом покоряла  Большой Арарат.

Страсть и настойчивость, с какой Кузнєцов взялся воплощать в жизнь мечту Юлиного отца о заповедании Лагодехского ущелья, могут косвенно подтверждать легенду о его любви к девушке. Как и тот факт, что один из эндемиков Лагодехского ущелья он назвал её именем - Примула Юлии.  Но зажигательным и упорным Кузнецов был во всех своих начинаниях, а называть открытия  именами первооткрывателей – давняя  научная традиция.  Да и был Кузнецов в то время женат,  дома его ждали жена и маленькая дочь.

Она так и не вышла  никогда замуж.

 

                                                                                                                   15

Юлия Млокосевич получила высшее биологическое образование в Петербурге. Занималась ботаникой, энтомологией, проводила опыты по разведению и одомашниванию диких куроподобных птиц. С 1910 года состояла членом-корреспондентом Русского энтомологического общества.

В 1909 году во время очередной научной экскурсии по Дагестану умер отец, 78-летний Людвиг Млокосевич. Несколькими годами раньше Юлия  потеряла мать. После смерти родителей Юлия часто приезжала в Лагодехи, где у нее оставались братья и сестры, жила здесь. Как раз в это время стоял вопрос о превращении  Лагодехского ущелья в заповедник. Увидеть Лагодехское ущелье заповедным было давней мечтой и делом последних лет жизни отца Юлии. Продолжая его дело, Юлия постоянно сообщала давнему другу отца профессору Н.И.Кузнецову – тому самому, из легенды, - обо всех опасностях, грозивших Лагодехскому ущелью. Одно из таких писем Юлии послужило основой для выступления профессора Кузнецова на заседании Природоохранительной комиссии Русского географического общества, где он требовал принятия срочных мер по охране Лагодехского ущелья.

В 1912 году  ущелья рек Лагодех-ор и Анцаль-ор,  известные под общим названием  Лагодехского ущелья,   были обращены в заповедник.

B-Primula-Shota
Примула Юлии,эндемик Лагодехского ущелья Фото: Шота Эриашвили

Особенно усердно  Юлия занималась  ботаникой, её  имя  неоднократно упоминается в "Трудах Ботанического сада Императорского Юрьевского университета".

20 апреля 1900 года вблизи Лагодех на скале возле водопада Юлия нашла неизвестную науке примулу. Отослала её в Юрьев профессору Н.И.Кузнецову, который   назвал её Примулой Юлии (Primula Juliae).

Старожилы Лагодехи помнят Юлию уже пожилою. Это была спокойная, добрая  женщина, много помогала соседям. "Безумно" любила кур, занималась их разведением, было их у нее не менее 15-20 пород. Одомашнивала фазанов.

Перед началом второй мировой войны следы Юлии Людвиговны теряются. Ее племянник, кандидат биологических наук Борис Викторович  Млокосевич,  рассказал мне, что в последние годы жизни его знаменитая тетя  работала в Азербайджане. То ли недалеко от Баку, то ли в самом городе. Там  она всецело отдалась своей научной страсти -  диким птицам. Организовала  птичий питомник, много экспериментировала, сделала  какое-то открытие в области птицеводства.

Место смерти и захоронения   Юлии Млокосевич автору этих строк неизвестно.

 

                                                                                   Послесловие

Спорят: считать ли Юлию Млокосевич первой в мире женщиной, покорившей Большой Арарат? Формально - нет, она не дошла до вершины нескольких шагов. Но как  отказать этой дерзкой  девчонке, что первой в мире отважилась на такое?… И не скажешь ведь, что она сдалась, напротив, шла к вершине, падала, поднималась и снова шла. Пока не налетела эта удушливая волна, лишившая её сознания.

Нашлась, нашлась  таки  формулировка её отважному поступку! В литературе по альпинизму ее называют первой в мире женщиной, рискнувшей покорить  Большой Арарат.

А первая она первая и есть.  Детали в таких случаях второстепенны.

 

 

Просмотров: 3679


Комментарии к статье:

Комментарий добавил(а): климович владимир александрови
Дата: 03-02-2012 00:00

Борис Викторович Млокосевич был моим дядей.Я видел дело его рук и ума .Уникальный лесопитомник в Очамчира .

Удалить

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки