Под аварскими звёздами (Из цикла "Памяти Петра Леснова")

Ведомость о церкви в сел. Новомихайловка Сигнахского уезда за 1913 год Тифлисской губернии Грузино-Имеретинской епархии за 1913 год (История Лагодехи по церковным документам)

Об открытии земледельческой школы в Лагодехах (Публикиции Л. Ф. Млокосевича)

Герои своего и нашего времени. Кто знает эти имена?

Пришло письмо из Польши...

Лагодехские потомки поляка Хажинского

Заметки о распространении в Закавказье куриных птиц. Турач (Francolinus Vulgaris Steph) (Публикации Л. Ф. Млокосевича)


Посетителей: 1572809
Просмотров: 1872074
Статей в базе: 624
Комментариев: 4498
Человек на сайте: 4







История Царских Колодцев (Дедоплис-Цкаро). Часть 2 из 2. (Из цикла "Памяти Петра Леснова")

Автор: Пётр Леснов, краевед-писатель

Добавлено: 21.08.2020

Расцвет Царских Колодцев

G lager nizhegorod
Летний лагерь Нижегородцев под Царскими Колодцами. Худ. Г. Гагарин

Период расцвета Царских Колодцев начался с 1813 года, когда в Караагач прибыл 44-й Нижегородский драгунский полк, в следующем году полк основал летнюю стоянку под Царскими Колодцами, которая получила романтичное название Летники. Этот полк сыграл большую роль в увеличении гражданского населения Царских Колодцев, так как многие солдаты и офицеры по окончании службы селились со своими семьями именно здесь.

В скором времени Нижегородский полк стал местом ссылки прогрессивных людей России. Как в этот, так и в другие полки, квартировавшие в Царских Колодцах, постоянно ссылали за «политическую неблагонадёжность» разжалованных в рядовые русских офицеров. В этих полках за многие годы служило около 30 ссыльных декабристов. Среди них можно назвать имена таких выдающихся русских людей, как А. И. Одоевский, А. И. , П. А. Бестужев, А. А. Бестужев-Марлинский, А. О. Корнилович, П. П. Коновницын и многие другие.

С историей Царских Колодцев связана судьба замечательного русского человека, близкого друга А. С. Пушкина, генерала Н. Н. Раевского (младшего), которому поэт посвятил знаменитого «Кавказского пленника».

Декабристы были людьми с разносторонними дарованиями. Достаточно хотя бы назвать упомянутого А. О. Корниловича, талантливого историка. В многочисленных письмах из Царских Колодцев этот человек оставил потомству интереснейшие сведения не только по истории, но и по географии Кахетии. Декабрист Д. А. Искрицкий, похороненный в Царских Колодцах, был блестящим инженером-топографом. Он составил подробнейшие топографические карты не только Кахетии, но и других обширных регионов – Карсской, Ахалцихской, Арзрумской провинций и Боржомского ущелья. Генерал Н. Н. Раевский в своих письмах подробно описал существовавшую в то время в Кахетии налоговую систему, экономические взаимоотношения кахетинцев с русскими поселенцами и другое.

В Царских Колодцах побывали многие художники, среди которых были Г. Г. Гагарин и С. И. Васильковский. они оставили интересные картины, на которых запечатлены исторические памятники, живописные места Кахетии, а также портреты известных личностей. Немало изменилось с тех пор – разрушились памятники, стал иным внешний облик Кахетии, но благодаря картинам  потомки имеют возможность представить, как всё это выглядело раньше.

G Nechvolodova by Potto short
 Дом Нечволодовых в Царских Колодцах

В 20-х годах (примерно в 1822 году) прошлого века в Царских Колодцах поселился сосланный на Кавказ прославивший себя в боях с французами русский офицер, бывший сподвижник А. В. Суворова Григорий Иванович Нечволодов. Он прибыл в Царские Колодцы с приёмной дочерью – черкешенкой Сатанаисой (Екатериной). Дом Нечволодовых стал культурным центром, где на протяжении четверти века собирались многие прогрессивные люди, которых забросила судьба в Царские Колодцы. В 1829 году нечволодовский дом посетил А. С. Пушкин во время путешествия по Кахетии. Тогда он и познакомился с 14-летней Катенькой Нечволодовой, которую обучали грамоте родной брат поэта – Лев Пушкин и декабрист Пётр Бестужев, служившие в Царских Колодцах. Этот дом посещал М. Ю. Лермонтов, служивший в Нижегородском полку в 1837 году. В этом доме фактически родилась бессмертная лермонтовская поэма «Демон». Очаровательная Катенька Нечволодова, поразившая поэта своей красотой, стала, как полагают, прообразом  лермонтовской Тамары.  С домом Нечволодовых связаны страницы жизни известных грузинских поэтов Александра Чавчавадзе и Григория Орбелиани.

О значении нечволодовского дома для русской интеллигенции хорошо сказал поэт М.П.Розенгейм, прослуживший около двух лет в Царских Колодцах и отлично знавший гостеприимную семью.

     Да, помню я ваш дом, радушьем знаменитый,

     Приют гонимых всех суровою судьбой.

     Для всех изгнанников приветливо открытый

     С его прекрасною хозяйкой молодой.

Екатерина Григорьевна хранила в своей памяти интереснейшие сведения о всех известных людях, побывавших когда-то в её доме. Вот что об этом говорит историк-кавказовед В.А.Потто: «Екатерина Григорьевна имела прекрасную память , любила рассказывать. Это был живой памятник той исторической эпохи, которая пронеслась у неё перед глазами, это живой архив, откуда историк мог бы почерпнуть драгоценнейшие сведения о многих событиях и лицах…»

Таким образом, можно с полной уверенностью сказать, что уже в первой половине прошлого века в Царских Колодцах сформировалось высокообразованное по тем временам общество, поддерживающее связи с Тифлисом, Петербургом, Москвой и другими крупными городами России.

Население  Царских Колодцев

G Russian types
Первопоселенцами Царских Колодцев были                                  русские и...

Основное гражданское население Царских Колодцев сформировалось из русских и украинцев. Однако украинцы не сохранили свои национальные особенности, они обрусели, остались лишь украинские фамилии. Все старожилы украинского происхождения говорят на русском языке, носят одинаковую с русскими одежду, у них одинаковые обычаи. Тем не менее в местном русском диалекте, на котором говорят поселенцы, используются украинские слова, такие как буряк, узвар и др. в то же время в лексиконе отсутствуют их русские синонимы – свекла, компот. По поводу борща нужно сказать особо. Русские жители Царских Колодцев щей вообще не готовили, а если и готовили что-то наподобие щей из квашеной капусты, то называли борщом без буряка, или бурака ( если говорить о местном произношении).       

Прежде чем подробно остановиться на особенностях быта коренных жителей Царских Колодцев, следует отметить, что до последнего времени среди них существовал «культ происхождения». Это вовсе не касалось национальных или социальных корней, каждый гордился тем, к какому полку принадлежали его предки. Несмотря на наивность таких представлений, «элитой» считали себя выходцы из Нижегородского полка. Этот полк покинул Царские Колодцы в 1845 году, оставив там немало поселенцев. А в 1868 году после долгих странствий по Северному Кавказу он снова возвратился в «родные края» и простоял там до 1870 года. Затем сюда пришёл Тверской драгунский полк, пребывание которого охватывает очень большой период.

После установления в Грузии Советской власти Царские Колодцы стали называться Красными Колодцами, а в 30-е годы этому посёлку было присвоено официальное грузинское название Цители-Цкаро, однако коренные жители обычно называют этот населённый пункт по-старому.

G Ukrainian types
...и украинцы

До 40-х годов нашего столетия все праздники в Красных Колодцах отмечали, можно сказать, традиционно. В летнее время непременно устраивались народные гулянья на плацу, то есть на центральной площади посёлка, где теперь находится стадион, или на Летниках, на подступах к которым также была обширная площадь, удобная для народных гуляний. Именно во время этих гуляний можно было увидеть горделивых потомков солдат и офицеров Нижегородского полка, наряженных в драгунские мундиры. Эти мундиры, как правило, надевали старики, старавшиеся выглядеть в них молодцевато, и, хотя тяжёлая шашка на ремне сильно обременяла гордецов, они не унывали, а только покрякивали и поминутно подкручивали седые усы. Конечно, носившие эти традиционные мундиры были весьма далеки от военной службы, а в большинстве своём никогда и не служили в армии. Однако нижегородские мундиры передавались по наследству из поколения в поколение, и поэтому потомки старых нижегородцев бережно хранили их в память о своих предках. Вообще мундиры нижегородских драгунов были необычайно красивы: зеленоватые прямые брюки с красными лампасами, тёмные сюртуки с блестящими пуговицами и чёрные кахетинские барашковые папахи. На ремне висела тяжёлая шашка. Офицеры ещё носили тёмные накидки, окантованные роскошной бахромой, а в зимнее время – чёрные кахетинские бурки.

Потомки выходцев из других полков не могли гордиться такими мундирами. Вплоть до 1914 года, то есть до начала первой мировой войны, в Царских Колодцах стоял Тверской драгунский полк. Однако люди, служившие в нём, можно сказать, в лёгкое время, когда тяготы войны с горцами остались далеко позади, носили форму скорее парадную, чем боевую: светлые прямые брюки, синие гимнастёрки и высокие фуражки с чёрными блестящими козырьками. И на не так давно ушедших в прошлое народных гуляньях в Красных Колодцах можно было встретить стариков в таких мундирах с приколотыми медалями.

Русские кахетинцы  

Русское население Красных Колодцев вот уже более 170 лет живёт в окружении кахетинцев. Как же складывались отношения между этими различными народами в столь необычной обстановке? Надо сказать, что за время существования поселения между русскими и коренными кахетинцами не наблюдалось ни одного случая междоусобной вражды. Напротив, между ними всегда были дружеские отношения, велась торговля, люди перенимали друг у друга опыт разведения скота, закладки садов, возделывания хлебов и других культур. Русские любили выращивать хлеб и другие зерновые культуры, а коренные кахетинцы – виноград, овощи, фрукты. Поэтому с наступлением осени велась оживлённая торговля. Примерно до 30-х годов 20 века в торговле преобладал товарообмен. Кахетинцы привозили в Красные Колодцы ранние фрукты, овощи, виноград, вино, а получали за них пшеницу, ячмень, картофель, подсолнечное масло. Таким же образом жители Красных Колодцев вывозили свои товары в Кахетинские селения, где обменивали их на нужные им продукты. До сего времени существует знаменитый Бодбисхевский базар. В течение круглого года туда съезжаются по воскресеньям много людей. Ныне обменная торговля в Кахетии почти не практикуется.

Мужская половина коренных жителей Цители-Цкаро, я имею в виду русского и украинского происхождения, знает грузинский язык. Женщины же все без исключения говорят на русском языке со специфическим «кахетинским акцентом», но лишь некоторые из них хорошо владеют грузинским языком. В русской речи коренных красноколодцев встречается много грузинских слов, которые произносятся на русский лад и считаются в народе как бы русскими. Можно привести примеры.

В Цители-Цкаро фасоль называют «лобия». Грузинское название этого растения – лобио переделано на русский лад. Есть у кахетинцев своеобразное орудие труда – цалди. Это топор с удлинённым, узким, изогнутым на конце лезвием. Кахетинцы испокон веков пользуются цалди для рубки колючего кустарника. Обычно кустарник наклоняют вилами, а затем уже этим топором подсекают растение под самый корень. Благодаря изогнутому концу лезвия цалди кахетинец очень легко собирает срубленную колючку в пучки. Это нехитрое, но удобное орудие труда начали охотно использовать русские и назвали его на свой лад – цалда. Корень этого слова, как видите, остался грузинский. Молодого барашка, примерно после годовалого возраста, кахетинцы называют «кочи». Такое же название, но опять-таки переделанное на свой лад – кочик, употребляют русские жители.

Раньше в окрестностях Красных Колодцев было много водяных мельниц, которые строились в глубоких оврагах с водопадами. На них устанавливали жернова и мололи зерно. За помол отдавали часть зерна. По-грузински эта плата натурой называется «минда», то есть в смысловом значении – «хочу за помол». Это грузинское слово без всякого изменения стали использовать и русские. «Пури» в переводе на русский означает «хлеб». Русские используют это слово в несколько ином значении. Они называют так только грузинский хлеб, то есть лаваш, а не свой домашний или купленный в магазине. Например, собираясь на охоту, говорят: «Возьмём первым долгом хлеба и две-три пури». Значит, два-три грузинских лаваша. Русские жители очень любят грузинские пури и охотно едят их, как и сами кахетинцы, с сыром, зеленью и шашлыком. К первым блюдам русские предпочитают свой хлеб.

Бытует среди русского населения выражение «пур-марили». В переводе на русский язык дословно оно означает «хлеб-соль». А в переносном смысле ещё и скромное угощение. К примеру, встречаются два приятеля. Один спрашивает другого: «Где ты вчера задержался?» Другой отвечает: «Поехал в деревню, там встретил знакомого и он пригласил меня на пур-марили». Кстати сказать, «поехать в деревню» в устах красноколодцев означает именно в кахетинскую или другую грузинскую деревню.

Много грузинских слов употребляют красноколодцы, когда речь заходит о местной кухне. Они готовят многие грузинские блюда и сохраняют их подлинные названия. К примеру, домохозяйки нередко готовят суп-харчо, чахохбили. Эти блюда, кстати, под такими же названиями хорошо известны и за пределами Грузии. Однако по поводу блюда чахохбили следует сделать некоторую оговорку. Теперь его всюду готовят из кур. На самом же деле это в какой-то мере фальсификация. Само слово «чахохбили» в смысловом переводе на русский означает «соус из фазана», так как вторая часть слова «хохбили» означает «фазаний». Есть и другое грузинское блюдо, которое так же охотно готовят здешние домохозяйки – «сациви». Вот его-то готовят из курицы и в виде соуса с орехами подают к столу как холодную закуску. Это блюдо за пределами Грузии также широко известно.

Не только местные домохозяйки, но и представители сильного пола очень любят готовить грузинское блюдо – хаши. Это кушанье готовят из свиного или говяжьего желудка. Желудок обычно хорошо очищают , режут кусочками, варят, а в готовое блюдо добавляют соль, чеснок и другие приправы. Во время приготовления хаши нередко добавляют мясо с косточками от конечностей названных животных.

Красноколодцы употребляют в пищу все те съедобные травы, что и коренные кахетинцы. Многие из этих трав, например, цицмади, тархун, кинза, мало употребляются в пище в сыром виде в России.

Крапива – излюбленная весенняя пища кахетинцев. Первые её ростки появляются уже в феврале. Молодую крапиву срывают, очищают побеги от крупных листочков, а затем варят в течение нескольких минут. При этом крапива теряет жгучесть и превращается в нежную массу, из которой в дальнейшем готовят вкусное холодное кушанье, добавляя толчёные грецкие орехи, соль, уксус, сырой лук. Как саму крапиву, так и это кушанье кахетинцы называют «чинчари». В поисках молодой крапивы ранней весной кахетинцы иной раз совершают длительные поездки или уходят за ней на расстояние нескольких километров. В низинах крапива начинает вегетировать гораздо раньше, поэтому жители населённых пунктов, расположенных на возвышенных местах, спускаются за первой весенней крапивой в низины.

Русские готовят чинчари несколько иначе: после отваривания крапивы сливают воду, дают немного остыть оставшейся массе, затем из неё «выжимают» остатки воды и добавляют по вкусу соль, уксус, нарезанный репчатый лук, а иной раз зелёный и, самое главное, свежее подсолнечное масло. В таком приготовлении скромная крапива превращается не только во вкусное кушанье, но и в богатый источник витаминов, которые так необходимы ранней весной.

Любимое варенье красноколодцев - из кизила. Кизил собирают в лесу, когда он созреет (перезревший для этой цели не годится). Затем плоды моют, помещают в широкую посуду, добавляют немного воды и около 150гр сахару на 1 кг плодов. Варят примерно полчаса, снимают с огня, дают остыть. Далее добавляют ещё сахару, с таким расчётом, чтобы на 1 кг плодов его приходилось 1,5 килограмма. Теперь доваривают варенье как обычно. Сразу весь сахар сыпать не желательно, так как кизил при варке морщится, становится жёстким.

Ещё весьма популярное варенье из садового тёрна, плоды которого здесь почти в два раза крупнее, чем в садах средней полосы России. Это дерево вообще хорошо растёт в Кахетии. Нередко даёт богатейшие урожаи, плодоносит ежегодно. В 30-40 годах среди населения наблюдалось увлечение разведением тёрна в садах. Сейчас это не так ощущается, многие хозяева заменяют его другими плодовыми деревьями, в основном яблонями.

Чтобы не возвращаться больше, как говорится, к «вкусным блюдам», я хочу сказать несколько слов лишь о мацони, приготовление которого русские жители переняли у кахетинцев. Мацони – кислое молоко, напоминающее по вкусу ряженку, а по цвету и консистенции это всем хорошо известный кефир. Готовят мацони просто: неснятое коровье молоко или молоко буйволицы кипятят, затем дают ему остыть примерно до 45-40 градусов, разливают в стеклянные банки или в горшки, кладут закваску и укрывают склянки с молоком, набрасывая на них тёплую ткань, или ставят в тёплое место на два-три часа. Затем мацони переносят в прохладное место. Получается отличный молочнокислый продукт хорошего вкуса, аромата и питательности. Обычно заквашивают молоко для приготовления мацони самим же мацони: примерно чайную ложку на поллитровую банку молока.

Для русских жителей мацони стало повседневной пищей, как хлеб. Его готовят изо дня в день, поэтому закваска в доме не переводится. А если вдруг она кончается, то хозяйка идёт за ней к соседке. Среди соседей это обычное явление. Между прочим, закваску можно хранить в сухом виде длительное время. Достаточно налить немного мацони на блюдце или жаровню, а затем высушить его при температуре 30-35 градусов, то есть до получения порошка, который можно не только использовать на месте, но и повезти куда угодно.

Быт, нравы и занятия русского населения Красных Колодцев

А теперь о быте, типичных нравах и занятиях. Прежде чем говорить об этом, хотелось бы обрисовать наряд красноколодцев. Примерно до 30-х годов нашего столетия они одевались по-старинному. Среди них были, конечно, и богатые, и бедные, однако по одежде и те, и другие не слишком различались, поскольку здесь не было ярко выраженного деления общества на сословия. Если были выходцы из русских дворян или мещан, то здесь все они вели преимущественно крестьянский образ жизни, как и сами выходцы из крестьян. Однако они имели большие земельные площади, сельскохозяйственные орудия, даже машины, использовали преимущественно сезонный наёмный труд.

Женщины раньше носили длинные строгие платья, чаще всего из одноцветной ткани, юбки обшивались вокруг, причём в несколько рядов, цветными лентами или кружевами. Зимой поверх такого платья женщина надевала ещё приталенное утеплённое полупальто (польку, как его тогда называли). Летом на голову они надевали косынку или лёгкую шляпу с большими полями, а зимой преимущественно тёмно-вишнёвую шаль или шерстяной платок с бахромой. Летняя обувь также отличалась от зимней: кожаные изящные башмачки на небольшом каблучке с заострёнными носками; зимой – высокие кожаные ботинки со шнурками, также на невысоком каблучке. В такой одежде любая женщина выглядела стройной и аккуратной.

Мужчины летом носили длинные рубахи-косоворотки, примерно такие, какие носил Л.Н.Толстой. Такую рубашку надевали поверх брюк и подвязывали ремнём. Брюки были прямые, узкие из тонкой летней ткани или плотного сукна. Последние носили зимой и поверх такой одежды надевали утеплённое полупальто, которое называлось пиджаком, а в большой мороз – полушубок или пышную шубу из овчины. На голову летом мужчины надевали высокие, похожие на военные, фуражки с прямыми большими козырьками, а зимой шапки-ушанки из овчины. По этим фуражкам красноколодцев узнавали в самой отдалённой кахетинской деревне. Даже в самые суровые зимы здесь никто не носил валенок – их заменяли сапоги из толстой прочной кожи.

В настоящее время населённый пункт Цители-Цкаро состоит из двух частей – из села и города, имеющих одно и то же название. Лет пятнадцать назад верхние районы этого поселения перешли в городское ведомство, а нижние оставались на правах села. В черте города теперь русского населения не так много, а в сельской половине оно преобладает. Там и по сей день можно встретить стариков, которые не изменяют своей традиционной одежде. Они носят высокие фуражки, длинные рубахи навыпуск, подпоясанные ремнями, брюки строгие прямые, нередко даже из старинного сукна. Женщин в традиционной одежде уже не встретишь. Даже очень старые теперь надевают скромные современные пальто, обычные удлинённые платья, и только тёмно-вишнёвые шали напоминают о прошлом.

Раньше поселенцы строили в Царских Колодцах преимущественно деревянные дома, которые напоминали русские рубленые избы, хотя и отличались от них. Здесь стены возводились из брёвен, только не из круглых, а из плоских, обтёсанных топором с двух сторон. Поэтому стена получалась не волнистая, как у русской рубленой избы, а плоская. Затем эти стены снаружи и изнутри вымазывали глиной и белили известью. Окна делали в типично русском стиле – с ажурными наличниками и резными ставнями. Вокруг дома, иной раз с трёх сторон, возводился не слишком широкий открытый балкон. Крышу покрывали преимущественно жестью, иногда соломой. В редких случаях встречались дома с одной комнатой, а в большинстве они имели по три-четыре комнаты и более.

Дом Нечволодова, о котором уже говорилось ранее, состоял из одиннадцати комнат. Внутреннее убранство их выглядело просто и скромно. Вдоль стен стояли деревянные сундуки, кровати, шкафы для посуды и одежды. На стенах непременно висели картины, семейные фотографии, а по углам – иконы. Посреди комнаты обычно ставили большой стол, а вокруг него много стульев или скамеек. Трудно было найти в Царских Колодцах такой дом, в котором не было бы русской печи. Там пекли домашний хлеб в виде крупных высоких калачей с румяной коркой; пироги, большие, круглые со сладкой начинкой, сверху смазанные яйцом для блеска и длительного хранения; пирожки с различной начинкой, а чаще всего с рисом и яйцами, с рисом и печёнкой, с капустой и картошкой; варили, а затем запекали бублики, готовили в подсолнечном масле хрустящий хворост. А накануне Пасхи пекли в русских печах пышные куличи, которые и по сей день называют пасхами; в русских печах томили в горшках молоко, запекали ветчину окороками, прежде обмазывая её толстым слоем теста из ячменной муки. Побывав в русской печи, ветчина приобретала надолго запоминающийся вкус.

На Мазовке и на Интерели до сего времени сохранились старинные дома с русскими печами. Да и новые без них почти не возводят, так как многие хозяйки и теперь ещё пекут хлеб, пироги, запекают ветчину. Хотя и хлеба, и разных сладостей много в магазинах, люди не забывают традиционные яства. Некоторые жители при строительстве новых домов для отопления комнат устанавливают так называемые плитки, как правило, сложенные из кирпича на глине с песком, или монтируют паровое отопление, используя при этом газовые агрегаты для нагрева и подачи воды в систему. В этих случаях русские печи не устанавливают в домах, а строят их где-то во дворе, под навесом.

Коренные жители Красных Колодцев, особенно старшего поколения, жилые комнаты в своих домах называют хатами. Само слово "хата» по-украински означает дом в целом, хотя бы состоящий только из одной комнаты. Здесь же слово «хата» употребляется в ином смысле.

Раньше вокруг домов почти у всех поселенцев были большие просторные дворы, обнесенные изгородью. Для въезда во двор строили широкие и высокие ворота, состоящие из двух створок. Особенно бережливые хозяева надстраивали над воротами деревянные навесы, чтобы дождь не попадал на сами ворота. Поближе к дому отгораживали палисадники или разбивали небольшие фруктовые сады. К ним примыкали скотные дворы, за которыми уже тянулись огороды. Там сажали картофель, кукурузу, свеклу, тыкву, фасоль, а где-нибудь возле ручьёв или колодцев отделяли место для посадки капусты, огурцов, помидоров, редиса, гороха. Если у кого-то были большие фруктовые сады, то они находились вдали от посёлка. В отдалении располагались поля под посевами пшеницы, ячменя, овса, кукурузы, подсолнечника. Обычно к огородам примыкали сенники, которые были обнесены изгородью – плетнями. Там хранили сено в стогах. Саман помещали в специальные саманники, представлявшие собой низкие сарайчики, стены которых были сплетены из турлука. Зимой на сенниках содержали рабочих животных – быков, лошадей. Для них также имелись специальные помещения с турлучными стенами, обмазанными глиной, с соломенной крышей, возле которых на открытом воздухе располагались круглые или продолговатые ясли. Для их постройки в землю забивали колья на расстоянии 0,5 метра один от другого и оплетали турлуком примерно на метровую высоту. В хорошую погоду здесь кормили скот сеном или соломой, преимущественно ячменной.

Все усадьбы утопали в тени белых акаций. Акации сажали рядами вдоль плетней, которыми были обнесены усадьбы. Получалась как бы вторая зелёная изгородь. По весне пленительный аромат её цветов разносился по всему посёлку. Интересно отметить, что в Поселении, в Слободке, в Интерели ещё сохранились усадьбы, окружённые белыми акациями, с обширными огородами, садами, палисадниками.

С давних пор поселенцы увлекались охотой, а также сбором лесных фруктов, орехов, иногда грибов. От северной окраины Цители-Цкаро до Карагаджи тянется сплошной лес, в котором встречается много дикой яблони, груши, кизила, боярышника. Люди и теперь охотно собирают плоды этих деревьев и кустарников. Раньше в этом лесу водилось много оленей, диких кабанов, бурых медведей, косуль, зайцев, фазанов. И теперь, стоя на опушке леса ранним утром, можно услышать громкие фазаньи крики. Зайцы к рассвету выходят на чистые лесные поляны. Дикого кабана заметить чрезвычайно трудно, но покопов этих животных, особенно в сырых местах, встречается много.

Поселенцы издавна занимались скотоводством. Крупный рогатый скот, который разводили в Царских Колодцах ещё в первой половине прошлого века, славился по всему Кавказу. Раньше его называли талышинским скотом (по названию соседнего Талышинского ханства, располагавшегося на территории современного Азербайджана). Скорее всего талышинский произошёл от зебувидного скота, завезенного закавказскими горцами из Индии ещё в древности, так как, по описанию путешественников, он имел много общего с индийскими зебу из рода Bos indicus. Это были довольно крупные, крепкие животные бурой и серой масти, с большими рогами, которые росли полумесяцем, а их концы слегка расходились в стороны. В области холки, особенно у быков, виднелись горбы. Животные необыкновенно красиво выглядели в упряжке. Их до сих пор разводят в Цители-Цкаро.

Поскольку породу этих животных длительное время улучшали путём скрещивания с другими, то они утратили некоторые характерные внешние особенности. Горбов на холке уже нет, рога не всегда растут полумесяцем, однако бурая и серая масть ещё преобладает. Коровы дают более 8-10 литров молока в день; его жирность достигает 6% и более, тогда как у большинства коров высокопродуктивных культурных пород этот показатель не превышает 3,9-4%. Местный скот отлично переносит бескормицу, хорошо приспособлен к пастьбе в горных условиях, так он вынослив, имеет крепкие конечности, и особенно копыта. Скрещивание этого скота с высокопродуктивными равнинными породами ничего, кроме вреда, не приносит. Помесные животные, слишком требовательные к кормам, оказываются плохо приспособленными к содержанию на горных пастбищах.

Поселенцы научились у кахетинцев разводить овец тушинской породы, дающих хорошее мясо, курдючное сало, а самое главное – высококачественную серебристую грубую шерсть, представляющую собой замечательное сырьё для изготовления ковров, бурок и другой тёплой одежды. Лошади здесь преимущественно кабардинской породы. Они также хорошо приспособлены к горным условиям. Раньше изредка можно было встретить русского или английского рысака. Теперь на сельскохозяйственных работах используют преимущественно кабардинских лошадей.

Несколько лет назад красноколодцы увлеклись разведением птиц, которым даже присвоили название «индоутки». Как говорят, кто-то из жителей привёз сюда их яйца из Краснодарского края, развёл индоуток у себя дома, а потом уже они начали распространяться от одного двора к другому. Хозяева этих птиц настойчиво уверяют, что это, мол, гибриды, полученные при скрещивании обычных домашних уток с индейками. Биологически такое скрещивание невозможно, но здесь вводит людей в заблуждение одна особенность. Голова самца индоутки очень похожа на голову индюка. У неё хорошо выражены яркие кожистые наросты на наклювье, а сам клюв пластинчатый, то есть типично утиный. Вот вам и загадка!

На самом же деле это мускусные утки, к разведению которых в последние годы оживился интерес во всём мире, так как у них есть важные хозяйственные преимущества по сравнению с нашими обычными домашними утками. Они быстро растут, дают хорошее мясо с низким содержанием жира, очень спокойны.  А Самое главное – для их разведения не нужны водоёмы. Поэтому жители содержат индоуток во дворе с курами без всякой лишней заботы. Курица-наседка, если под неё подложить яйца мускусной утки, выведет утят и воспитает их.

В 30-х годах нашего века в Красных Колодцах организовали сразу несколько колхозов: имени Калинина, имени Ворошилова, имени Орджоникидзе, «Первого мая» (Теперь колхозы имени Калинина, имени Ворошилова, «Первого мая» объединены в один колхоз имени Ленина). В коллективные хозяйства вступали вместе со своими орудиями труда, транспортом, племенным и товарным скотом.

Основной тягловой силой были лошади и быки. Лошадей запрягали в фургоны не тройками, как на Руси, а «четвериком». По обе стороны длинного дышла впрягали две лошади, а рядом с ними с обоих сторон ещё по одной, так называемые пристяжные. Фургон – большая телега на деревянных колёсах, обтянутых железными шинами, с деревянным кузовом, имевшим высокие, расходящиеся от центра в стороны боковины, а также заднюю и переднюю решётки. Боковины поддерживались опорами, которые упирались в выступающие концы осей колёс. В дождливую погоду на борта фургона ставили «кибитку», обтянутую брезентом. Примерно так, как теперь натягивают тенты на борта современных грузовиков. Фургонщик садился на мягкое сиденье передней решётки кузова, брал в руки вожжи и с их помощью управлял лошадьми. Четыре крепких лошади и по горам, и по бездорожью свободно провозили до полутора тонн груза. А когда фургон шёл по равнине порожняком, лошади бежали рысью или мчались галопом, весело звеня бубенцами.

Быков или волов впрягали в повозки, похожие на фургоны, с деревянными креслами. Использовали этот транспорт для перевозки сена, соломы или мешков с зерном. Быков запрягали в повозку гуськом по две или трипары; для каждой пары имелось отдельное двойное ярмо. Приученные к упряжке быки, когда их подводили к повозке, сами всовывали шею в ярмо, которое слегка приподнимал с земли воловщик, а затем втыкал в специальные отверстия палку (занозку), чтобы ярмо не соскочило с шеи вола.

Бык в упряжке имел кличку: Красюк, Жаран, Седой, Миларчик. А молодых волов, которых запрягали в передние пары, нередко называли ласково – Малышка.

Каждое лето, как только заканчивался сенокос, в повозках перевозили сено на колхозные дворы. Выезжали за сеном в Таирибанскую и Ширакскую степи или в Алазанскую долину колоннами – сразу по пять-десять повозок. Сена нагружали на повозку так много, что ни кресел, ни колёс не было видно. Воз получался к тому же высокий и, чтобы сено не разваливалось, его стягивали гнётом, то есть длинным бревном, которое клали вдоль повозки, посреди воза. Гнёт сзади выступал метра на полтора, к нему привязывали деревянные баклажки с водой ёмкостью 10-12 литров. Это было удобно для воловщика, так как и сидя на возу, и следуя пешком за повозкой, человек мог достать баклажку и напиться. Когда же караван повозок с сеном тянулся по дороге, создавалось впечатление, будто огромные стога сена движутся по земле волоком, а впереди только пестрели мокрые спины быков, сзади и животных не было видно.  

Теперь в колхозах не осталось таких повозок, а сено перевозят на грузовиках. Но старинная привычка у колхозников сохранилась. Чтобы нагрузить «гору» сена на грузовик, с него снимают борта, а платформу кузова расширяют толстыми жердями, положенными крест-накрест по краям. При этом на грузовик удаётся сложить не один, а два стога сена, которое также стягивают гнётом.

 До сих пор в Кахетии славится красноколодское подсолнечное масло. Ещё существуют старые маслобойни, на которых его и получают. Способ выработки – старинный. Его не совершенствуют, чтобы невзначай не испортить зарекомендовавший себя вкус масла. Обычно и сейчас говорят: «Нужно сбить свежего масла на маслобойне». Однако никого не смущает довольно существенная неточность, поскольку сбивают сливочное масло, а подсолнечное выжимают прессом из семян подсолнечника. Но оказывается, в более далёкие времена в Царских Колодцах сбивали и подсолнечное масло. Для этого семечки измельчали, массу разогревали, помещали её в мешки из прочной ткани, клали два мешка в большую глубокую ёмкость квадратной формы, отделяли мешки друг от друга дощатыми плоскостями и вбивали между ними клинья. Плоскости прижимали мешки к стенкам ёмкости и масло, просачиваясь сквозь мешковину, стекало в подставленную посуду. Отсюда и произошло понятие «сбить масло», которое в Цители-Цкаро бытует по сей день. Теперь маслобойни в основном состоят из одного помещения, в котором установлено всё технологическое оборудование. Привезенные в мешках семена подсолнечника загружают в бункер первой машины – рушилки, чтобы отделить шелуху от мякоти. Затем на вальцовочной машине плющат мягкие зёрна и превращают их в однородную маслянистую массу. Далее масса поступает в большую цилиндрическую ёмкость, где вращающееся тяжёлое колесо в течение 10-15 минут мнёт её, после чего массу загружают в жаровни, где она поджаривается до тех пор, пока из неё не начнёт обильно выделяться жидкое масло. Затем эту массу помещают под пресс небольшими порциями и выдавливают из неё готовое масло, которое обладает таким ароматом, что его чувствуешь за 2-3 километра от маслобойни. Русское население Цители-Цкаро любит грызть жареные семечки. Этим особенно увлекаются женщины. В свободное время они собираются где-то на улице или у кого-то во дворе. Подружки с удовольствием их грызут и оживлённо беседуют. Нередко вместе с семечками подсолнечника жарят семечки тыквы, которые также очень вкусны. Есть любители тыквенных семечек, приготовленных по-особому. Разрезают свежую, хорошо выспевшую тыкву, выбирают из неё семечки и в сыром виде кладут на сковороду. Затем подсаливают и жарят. Соль мелкими крупицами прилипает к сырым семечкам, а поскольку их сразу начинают жарить – не растворяется. Так получается вкусное и полезное лакомство. Семечки тыквы, согласно народной медицине, благоприятно влияют на органы пищеварения.

Жители Цители-Цкаро умеют хорошо веселиться. Интересны и торжественны там праздники! К ним готовятся с большим усердием и стар, и млад. Оживлённо проходят народные гулянья. Летом на площадях выступают самодеятельные артисты, устраиваются скачки, гремит музыка. Люди собираются большими компаниями и отправляются на лоно природы, подальше за город – к солёным озёрам, к реке Алазани, на Летники и в другие живописные места.

Раньше на праздники в вечернее время молодёжь устраивала уличные карнавалы. Ребята переодевались в какую-нибудь странную одежду и компаниями ходили навстречу друг к другу.     А встречи сопровождались шумом и гамом.

Красноколодцы издавна славились музыкальностью. По вечерам собирались девичьи хороводы. Были любители поиграть на гармошке – исполняли страдания, частушки, лезгинку, кабардинку, сербиянку и другие народные мелодии. Кроме того, почти на каждой улице были свои любительские струнные оркестры, в которые входили мандолина, балалайка и гитара. Мандолина всегда солировала. Если находились виртуозы-балалаечники, то исполнитель вёл партию сольного инструмента. Начинающие же настраивали балалайку на «гитарный» строй и только аккомпанировали, как и гитаристы. Струнные оркестры имели излюбленные репертуар, в который обязательно включались ритмичные мелодии «Светит месяц», «Коробейники», «имел бы я златые горы». Исполнялись также задушевные старинные песни и романсы «Калитка», «Светёлка», «Соколовский хор». Были и такие оркестры, которые исполняли отрывки из балетов Чайковского, увертюр Глинки или из опер Верди.

Местными любителями музыки и поэзии было создано немало песен, которые исполняются и теперь. Однако, чтобы установить подлинность этих мелодий, нужны исследования специалистов. Конечно, владея нотной грамотой, можно записать народную мелодию, но это ещё далеко не всё. Нужно ещё и доказать, что эта мелодия на самом деле оригинальна, что ничего подобного не имеется в государственной фонотеке и что такую же мелодию не распевают где-то в отдалённой русской деревне. На мой взгляд, не сомнения в подлинности только одной хорошо мне знакомой песни, которая начинается словами:

     Прощайте, Царские Колодцы. Эх, колодцы!

     Сюда я больше не вернусь…

Её, скорее всего, написал какой-то офицер или солдат, который отслужил здесь срок и выразил в такой форме свои чувства перед возвращением на родину.

А как необычно, как торжественно играют здесь свадьбы. Издавна пора свадеб – осень и зима. Когда-то на Трубачевской горке, где теперь стоит районный Дом культуры, был пустырь и только вдоль южного склона тянулся ряд лавочек, в которых сидели торговцы украшениями.  Разве могла выдержать хоть одна девушка, чтобы не прибежать в свободную минуту в лавочку и не полюбоваться блеском серёжек из червонного золота или радужным сиянием серебряного браслета, украшенного камнями. Именно сюда  приходили и парни приглядеться к какой-нибудь скромнице.

В старое время свадеб без сватовства не было. Однако это не говорит о том, что девушек отдавали замуж за незнакомых парней. Если девушка отвечала взаимностью, то молодые люди начинали встречаться тайком от родителей. Иной раз и хорошо знакомые друг с другом парень и девушка тяготели к таким тайным встречам. И только когда девушка давала согласие выйти замуж за избранника, он обращался к своим родителям с просьбой заслать сватов.

В один прекрасный день приходили сваты. Родители девушки принимали их с почестями. Затем начинался деловой разговор, после чего приглашали девушку и отец спрашивал её согласия выйти замуж за такого-то. Поскольку для девушки это не было неожиданностью, то она скромно соглашалась, произнося такую фразу «будь по вашей воле» или «какова воля ваша». После этого в доме невесты устраивали скромный ужин и здесь же договаривались о дне свадьбы. Но наблюдались и такие случаи, когда родители пытались выдать замуж свою дочь, не считаясь с её желанием. Когда приходили сваты, девушка им отказывала, её уговаривали, но тщетно. Через неделю сваты приходили ещё раз. Если девушка снова отказывалась, а родители всё-таки пытались пренебречь её волей, то слухи об этом разносились по всему поселению. После чего люди к таким родителям относились с презрением.

После удачного сватовства жених покупал невесте обручальное кольцо, свадебное платье, фату и туфли. Наступал день свадьбы. Снаряжали караван фургонов с лошадьми в праздничной сбруе. В гривы и хвосты лошадей вплетали разноцветные ленты. Зимой фургонщики надевали полушубки из светлой овчины и начищенные до блеска сапоги. Когда ехали в церковь венчаться, то на передний фургон садился жених с дружками и друзьями, на второй – невеста с подружками, а на остальные – гости. Фургоны трогались от дома невесты и неслись по улицам по направлению к церкви. Звенели колокольчики, девушки пели под гармошку свадебные песни. Одну песню повторяли много раз. Она начинается словами:

     Как поехали, помчались -

     Через час и повенчались.

   Всех слов этой песни невозможно запомнить, так как запевала постоянно импровизировали. Часто раздавался припев:

     Калинка, малинка моя!

     В саду ягода, малинка моя…

Это слова широко известной русской песни «Калинка». На свадьбах до сих пор распевают песни с этим припевом, только на другой мотив.

После венчания вся толпа направлялась в дом жениха, где играли многодневную свадьбу.

Многое от старого обряда сохранилось здесь и в наши дни. Только теперь фургоны заменены автомобилями, церемония сватовства не соблюдается, вместо церкви молодые едут в загс. Сами свадьбы протекают не менее весело, чем в старину.

Цители-Цкаро сегодня - вполне современный населённый пункт с пятью общеобразовательными школами, музыкальной школой, промышленными и сельскохозяйственными предприятиями, транспортными базами. Люди разных национальностей живут и трудятся дружной семьёй, строят просторные белокаменные дома, окружают их зелёными насаждениями. Это город не только с интересным прошлым, но и с перспективным будущим.

---------------------------------

Фото: Царские Колодцы - из книги: Потто, Василий Александрович. История 44-го Драгунского Нижегородского полка / сост. В. Потто. - СПб. : типо-лит. Р. Голике, 1892-1908. - в 11 томах.

Фото: русские и украинцы - с помощью Google

Просмотров: 185


Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки