На летние каникулы

Ведомость о церкви Лелиано-Хашатианской в селе Лелиани. 1913 год (История Лагодехи по церковным документам)

Сны и яви Сергея Жадана

Шато "Кирамала"

Ведомость о церкви Святого Георгия в селе Кахи, 1912 год (История Лагодехи по церковным документам)

Первый фотограф Лагодехи

С выжженными глазами... (Из цикла "Стихи Сергея Жадана в переводах Лачина"". Стих 3)


Посетителей: 1372685
Просмотров: 1669474
Статей в базе: 570
Комментариев: 4337
Человек на сайте: 2







Людвиг Францевич МЛОКОСЕВИЧ (1831 - 1909)

Автор: Виктор Белик, Насрула Насрулаев

Добавлено: 14.02.2019

Людвиг Францевич МЛОКОСЕВИЧ (1831-1909)

Виктор Белик, д.б.н, профессор (Южный федеральный университет)

 Насрула Насрулаев , к.б.н. (Дагестанский научный центр РАН)*

 

Ludvig-Mlokosievitch
 Людвиг Францевич Млокосевич (1831 - 1909)

Имя Людвига Францевича Млокосевича (25 августа 1831 – 22 июля 1909), легендарного исследователя природы Кавказа, знакомо практически всем орнитологам России, прежде всего благодаря его сенсационному открытию в горах Кавказа эндемичного кавказского тетерева Lyrurus mlokosiewiczi (Taczanowski, 1875), впоследствии названного на латыни его именем. Помнят Л.Ф. Млокосевича и герпетологи благодаря его находке на Зекарском перевале через Месхетский хребет (самый северный из Малого Кавказа) реликтовой кавказской саламандры Mertensiella caucasica (Waga, 1876). Однако больше всего новых видов Млокосевич, будучи лесничим, преподнёс ботаникам. Это и сохранившаяся в естественном виде только на хребте Элляр-Оуги в Азербайджане сосна эльдарская Pinus eldarica, описанная в 1880 году Яковом Сергеевичем Медведевым на основе образцов, собранных Млокосевичем. И великолепный жёлтый пион, найденный Млокосевичем в Лагодехском ущелье в 1897 году и названный его именем – Paeonia mlokosewitschii, и горечавка лагодехская Gentiana lagodechiana… А дочь Млокосевича Юлия обнаружила в горах у Лагодехи неизвестный вид первоцвета, названный в её честь примулой Юлии Primula juliae.

Непростая, трагическая судьба Л.Ф. Млокосевича привлекала внимание многих исследователей-биографов. Помимо небольшой автобиографии, написанной Млокосевичем в 1891 году в 60-летнем возрасте, ряд детальных биографических очерков о нём был подготовлен его польскими соотечественниками Кристиной Ковальской (1959), а также Болеславом Гриневецким (1950), приезжавшим к Людвигу Млокосевичу на Кавказ в 1900 году. Неоднократно о Л.Ф. Млокосевиче писали и в России. Особенно много интереснейших материалов об этом благородном человеке и неутомимом исследователе Кавказа собрано на сайте www.lagodekhi.net Петра Тимофеевича Згонникова – уроженца грузинского городка Лагодехи, сейчас живущего в Харькове.

В 2019 году исполняется 110 лет со дня смерти Людвига Млокосевича и 140 лет его первой публикации о кавказском тетереве. Поэтому нам хочется ещё раз вспомнить об этом замечательном натуралисте, почтить его память и вкратце поведать о первооткрывателе кавказского тетерева, о жизни этого удивительного человека, о некоторых его путешествиях и о природе Кавказа. Тем более, что за большие заслуги в познании природы Кавказа Русское географическое общество в 1898 году наградило Млокосевича Серебряной медалью. А Парижское общество акклиматизации удостоило его Большой Золотой медали. Наконец, Людвиг Млокосевич, как никто другой из отечественных натуралистов, показывает всем нам достойные примеры благородного отношения и к науке, и к природе, и к своей стране, к людям…

Следует сказать, что Ludwik Młokosiewicz, переехав на Кавказ, в Россию, изменил свои имя и фамилию, подписывая публикации как Людвиг Млокосевич, хотя по-польски его имя и фамилия традиционно произносятся как Людвик Млокошевич.

Родился Людвиг Млокосевич в Варшаве в богатой аристократической семье. Его отец Франтишек Млокосевич был прославленным боевым генералом, долго служившим у Наполеона, но после разгрома его армий Кутузовым генерал присягнул на верность России. Через 12 лет он присоединился к полякам, восставшим против России, однако после подавления восстания вновь перешёл на сторону русской короны. Именно в эти годы у 62-летнего генерала и появился третий сын – Людвиг. Естественно, что генерал не представлял для него никакой другой карьеры, кроме военной, и в 11-летнем возрасте отдал его на обучение в Брест – в Кадетский корпус.

Самого же Людвига с детства влекла природа, причём эта любовь не была случайной. Он сам писал в автобиографии: «Насколько я себя помню в детстве, я страстно любил природу. Варшава или, правильнее, города – мне не нравились. Я не мог дождаться того счастливого дня, когда родители мои покидали город на лето и брали меня с собою в деревню, где у нас было так хорошо: замечательные сады, оранжереи, теплицы, а вокруг красивые леса, луга и озера... У меня был свой маленький зверинец, птичник, были прудики с рыбами и свой садик с цветами. Как только оканчивались мои уроки, я находил самый приятный отдых предаваться своему природному хозяйству. Помню, что эти влечения к природе были не минутными, а длились целые годы». Казармы же Кадетского корпуса стали для Людвига сущей тюрьмой, лишившей его возможности заниматься любимым делом, и лишь через пять лет, уже после смерти отца, он упросил мать забрать его из Корпуса. Дома же с помощью учителей он вновь приступил к изучению любимой ботаники, зоологии и других естественных наук.

LAGODEKHI
 Лагодехи. Фото Иракли Кшуташвили

В те годы Людвиг познакомился с офицерами из «мусульманского полка с Кавказа», стоявшего в Польше в имении его сестры. От них он услышал много интересного о горах Кавказа, о его богатой природе, об увлекательных охотах, и под влиянием этих рассказов «возмечтал увидеть этот край». Своё желание Людвиг Млокосевич осуществил в 1853 году, приехав на Кавказ и поступив на службу поручиком при штабе 15-го Тифлисского гренадерского полка, стоявшего в Лагодехском военном укреплении на Лезгинской кордонной линии в благодатной Алазанской долине. Поездка эта в планах Людвига была не более как на один год. Но, как он писал позже, «я так увлекся Кавказом,

lag zapoved
 В Лагодехском заповеднике. Фото Пётр Згонников

что вот 36 лет я уже здесь, и этот мой год всё ещё длится».

Однако замкнутый образ жизни Людвига, его занятия непривычным для военных садоводством и огородничеством, приятельские отношения с местными лезгинами породили в штабе разные неприятные слухи, что вынудило Л. Млокосевича подать в 1861 году в отставку. И вот c тех пор он смог полностью посвятить себя любимому делу изучения природы Кавказа. Сначала, расстроенный различными армейскими интригами, он отправился в горы Дагестана «лечить измученную людьми душу», а затем уехал на юг «искать забвения ... в пустынях Персии». Почти год он скитался по Персии, а на обратном пути на российской границе поляка Л. Млокосевича арестовали на пароходе в связи с польским шляхетским восстанием 1863 года, а затем по подложному доносу сослали в Воронежскую губернию как подозреваемого в подстрекательстве лезгин к восстанию в Закавказье.

О пребывании Млокосевича в ссылке с его же слов известно лишь, что жил он там в тяжёлых условиях, добывая пропитание в основном охотой. Однако эта ссылка в Воронеж позволила Людвигу встретить там свою верную любовь, казачку Анну, украинку из обедневшего дворянского рода, и с тех пор их семья начала постепенно увеличиваться. Всего у Млокосевичей родилось 10 детей, а кроме того, они усыновили ещё мальчика-сироту Ибрагима, у которого родители погибли в горах Кавказа.

В 1867 году, после досрочного окончания ссылки, опальному Людвигу Млокосевичу было предписано вернуться в Варшаву. Однако он так тосковал по Лагодехи, что его сестра графиня Елена Минорская обратилась с ходатайством к Императору Александру II позволить её брату поехать на Кавказ. Получив разрешение, он вскоре возвращается из Воронежа в Лагодехи и продолжает там знакомство с природой Закавказья.

LM Family
 Семья Л. Ф. Млокосевича

В начале 1869 года Л.Ф. Млокосевич начинает вести фенологический дневник, в котором, помимо растений, немало заметок и о птицах: о пролёте гусей и журавлей, прилёте и отлёте ласточек, появлении кукушек и удодов… Результаты первого десятилетия этих наблюдений содержатся в статье «Заметки о периодических явлениях природы в окрестностях уроч. Лагодехи (Сигнахского уезда, Тифлисской губ.)», опубликованной в 1879 году в первом выпуске «Известий Кавказского общества любителей естествознания и Альпийского клуба».

В эти годы, несмотря на недостаток денег, Л.Ф. Млокосевич много путешествует по Грузии, Азербайджану и Дагестану, собирая ботанические и зоологические коллекции. Он замечает по этому поводу: «Будь мои средства посильнее, можно было бы сделать гораздо более, но мои дорожные средства были постоянно слишком ограниченные. Так, например, в 1876 году, когда я отправился в Дагестан на целый месяц, у меня было в кармане только три рубля». Через два года, в 1878 году, Л.Ф. Млокосевич вновь едет в горы Персии, запавшие в его память ещё 15 лет назад, и опять практически без денег.

Ему страстно захотелось тогда взойти на Демавенд (5671 м н.у.м.), потухший 7 тысяч лет назад вулкан, расположенный в хребте Эльбурс у южного побережья Каспия, – на легендарную, высочайшую вершину Персии. Весной перед закатом солнца вулканический пик Демавенда, имеющий идеальную коническую форму, окрашивается в красноватый цвет, будто отражая полыхающие поля красных маков, покрывающих склоны у подножия горы. А над вершиной часто клубятся тучи; как говорят, это исходит смрадное дыхание злого духа Биварасба, заключённого в недра горы храбрым Афридуном.

Demavend
 Вулкан Демавенд

Оставив в Лагодехи со скудными средствами жену с детьми, полную небезосновательных тревог за судьбу мужа, Л.Ф. Млокосевич отправляется в путь. В Персии, в Мазендеране, он на последние гроши нанимает проводника и начинает подъём на вулкан. Но это восхождение закончилось трагически. Путешественники получили солнечный удар, проводник умер, а Млокосевич – больной, голодный, оборванный, совершенно без денег – несколько дней добирался до Тегерана, преодолев более 100 вёрст с ужасной головной болью. Деятельное участие в судьбе Л.Ф. Млокосевича в Тегеране принял тогда русский посол И.А. Зиновьев. Он разместил его в миссии, окружил заботой и вниманием, а по выздоровлении снабдил деньгами и рекомендательными письмами в дорогу. Рассказывая о пути из Персии домой, Млокосевич писал впоследствии: «давно я не путешествовал с таким комфортом».

Вернувшись в 1879 году в Лагодехи, Л.Ф. Млокосевич получил назначение на должность лесничего Сигнахского уезда Тифлисской губернии, где и проработал до 1897 года, охраняя леса Кавказа. Как писал А.П. Семенов-Тян-Шанский, «оттуда и предпринимал он с юношеским увлечением до глубокой старости свои более или менее дальние экскурсии».

Через десять лет Л.Ф. Млокосевич отправился ещё в одно рискованное путешествие. В конце августа 1889 года, очевидно отмечая 60-летие со дня первого покорения Арарата (5165 м н.у.м.), он организовал восхождение на его вершину в компании со своим 14-летним сыном Костей и 17-летней дочерью Юлией. К сожалению, самому ему не хватило сил на последние 50 метров до вершины, но Юлия с курдами и другими спутниками почти достигла пика. Однако там она попала в струю ядовитого сернистого газа, выбрасываемого ещё не остывшим вулканом, извергавшимся в последний раз в 1840 году, и этот газ свалил её с ног. Вниз её почти несли на руках; она жаловалась, что не может дышать…

Этот поход имел для Л.Ф. Млокосевича не только спортивное значение. В своём письме о восхождении на Арарат (газета «Новое обозрение», 6 октября 1889, Тифлис) он сообщает также о встречах с кекликами на высоте 8500 и более 11000 футов, о добыче двух кавказских саламандр для академика А.А. Штрауха в Санкт-Петербурге. И как говорил сам Млокосевич, «в подобных путешествиях я люблю быть или передовым, или последним, но не люблю путаться в середине. Мне всё кажется, что в этой середине я лишён свободы и меня ведут под конвоем; но так как направление подъёма мне было неизвестно, то я и очутился назади всех, я мог свободнее предаться и другой цели – следить за органическою жизнью местности. И потому я то отставал, то догонял компанию».

Ещё через десять лет, в 1900 году, Л.Ф. Млокосевич сопровождал на вершины Большого Кавказского хребта молодого ботаника Болеслава Болеславовича Гриневецкого (1875-1963), который только что окончил Юрьевский университет, где продолжал работать до 1914 года. Позже Гриневецкий подробно вспоминал об этих походах. После восхождения на заснеженную гору Хочалдаг (3486 м н.у.м.), лежащую на границе Дагестана и Грузии, «…на третий день вечером мы вернулись в Лагодехи. Удивился я физической крепости Млокосевича, питая к нему большую благодарность за то, что решил сопровождать меня в том восхождении, хотя ему было уже под семьдесят. Мог же ограничиться общими указаниями и дать мне в проводники кого-либо помоложе. Он был влюблён в природу своего уголка и поэтому хотел лично познакомить с нею новичка, каким я тогда ещё был, чтобы как можно лучше узнал я растительность и характер природы Кавказа».

Свой «уголок» в Лагодехи Л.Ф. Млокосевич любил ещё и потому, что его пришлось создавать самому, своими руками, в течение многих лет – фактически всю жизнь. Приехав в 1867 году с семьёй на Кавказ, он выбрал место на окраине Лагодехи – среди девственного субтропического леса на берегу реки, у самого подножия величественных гор, которые поднимались трёхкилометровой заснеженной стеной в 10 км севернее. Здесь он построил большой деревянный дом, каменный коровник, конюшню, заложил огород, разбил сад и виноградник, завёл пасеку, развёл шелковичных червей. Но средств для пропитания многодетной семьи не хватало, тем более что приходилось тратиться также на многочисленные экспедиции и путешествия по Кавказу. Поэтому Млокосевичу пришлось заняться ещё и табаком – культурой, которая, как он тогда писал, «вскружила в Лагодехах всем голову». Несмотря на все эти тяготы жизни в кавказской глуши, возвратившись сюда как-то после поездки по Европе, он изрёк: «Мир велик и интересен, но лучше всего живётся в Лагодехах!».

LM House
 Дом Л. Ф. Млокосевича в Лагодехах

В первые годы после приезда на Кавказ молодой Млокосевич неоднократно участвовал в стычках с горцами, страстно увлекался охотой. Однако всякий раз, как он вспоминал позже, «когда от моего выстрела падал раненый олень или красивый фазан и мне приходилось добивать страдающее по моей вине животное, я испытывал неприятное чувство; также постоянные во всякое время года охоты и убийство зверя целыми массами, которые часто не поедались и портились, всё это возбудило во мне вопрос: “есть ли необходимость в этих убийствах? Охота – достоинство или недостаток?”. И я пришёл к заключению, что охота, не думающая о сбережении зверя, есть страсть, и, как всякая страсть, она глушит в нас силу здравого рассудка…

Кроме того, я пришёл к заключению, что вообще жизнь красивее смерти, и я себя убедил оставить навсегда охоту и с тех пор сделался горячим защитником жизни. … Сознание мне указало, что собирание различных предметов естествознания и вообще для учёных мира есть труд более подходящий…; с тех пор я усердно предался этому занятию и имел счастливые случаи представить нашим учёным на разработку новые зоологические экземпляры, получившие довольно громкую известность».

GM salamandra caucasica
 Кавказская саламандра Mertensiella caucasica

Сам Л.Ф. Млокосевич, не имевший специального биологического образования, собирая коллекции, не занимался их обработкой и описанием, а отсылал свои сборы известным учёным. Уже в 1868 году он установил контакты с польскими зоологами Антоном Вагой, описавшим найденную Млокосевичем кавказскую саламандру, а также с Владиславом Тачановским – хранителем зоологического кабинета при Варшавском университете, который обрабатывал также зоологические сборы Бенедикта Дыбовского и Виктора Годлевского, полученные из Сибири. Именно Тачановскому и принадлежит честь описания и присвоения имени Млокосевича открытому им на Кавказе новому виду тетерева. С 1876 года Л.Ф. Млокосевич начал сотрудничать также с Зоологическим музеем Императорской Академии наук в Санкт-Петербурге, с Зоологическим музеем и Зоологическим садом в Москве.

267px-Władysław_Taczanowski_(58980)
 Владислав Казимирович Тачановский (1819-1890)

Широко сотрудничал Л.Ф. Млокосевич и с ботаниками, собирая гербарии, обустраивая созданный им в Лагодехи прекрасный ботанический сад. Сюда нередко приезжали ботаники, в том числе самые именитые: Н.И. Кузнецов, Д.И. Сосновский, Б.Б. Гриневецкий и другие.

Дочь Млокосевича Юлия была влюблена в Николая Ивановича Кузнецова, но у петербургского ботаника уже была жена, дочь… Поэтому Юлия так никогда и не вышла замуж, хотя позже закончила Санкт-Петербургский университет, затем занималась ботаникой, проводила опыты по одомашниванию и разведению диких куриных птиц. Найденный ею и описанный Н.И. Кузнецовым новый вид первоцвета носит имя «примула Юлии» Primula juliae.

Людвиг Млокосевич, не получивший университетского образования, был, тем не менее, весьма образован, отличался любознательностью, необычайной наблюдательностью, а также настойчивостью в достижении поставленных целей, о чём красноречиво свидетельствует история открытия им кавказского тетерева. В своей статье он подробно рассказывает об этом.

«Во время моих экскурсий за насекомыми, часто попадался мне здешний тетерев. Всякий раз он мне бросался в глаза каким-то отличием от европейского тетерева. На мои расспросы у охотников, охотившихся за ним, наконец, и у людей учёных, мне отвечали, что здешний тетерев не отличается от европейского и потому не представляет ничего интересного. В здешнем музеуме [в Тифлисе] я также видел его много раз всё под одним и тем же названием – Tetrao tetrix L. Видя такое общее согласие во мнениях в людях более опытных и знающих, я начал убеждаться, что, вероятно, меня обманывает зрение и мои предположения ошибочны. Несколько лет прошло, пока в 1874 году любопытство не подстрекнуло меня убить пару этих птиц, чтобы поближе на них взглянуть, и тогда мои сомнения оказались справедливыми – птицы, действительно, резко отличались от европейского вида.

Julia-Mlokosievitch

 

Юлия Людвиговна Млокосевич     (1872- 194?)

Primula juliae
 Примула Юлии Primula juliae. Фото: Бондарева О.  2015 

Для точного определения их я послал эту пару в Варшаву известному орнитологу и заведующему тамошним университетским музеем г. Тачановскому, который нашёл, что это действительно совершенно новый и весьма интересный вид, и описал его в статье «Description d’une nouvelle espece de Coq de bruyere», помещённой в известиях Лондонского зоологического общества 1875 г. (март, стр.266-269), под названием Tetrao Mlokosiewitschi» [Л. Млокосевич, 1879. Кавказский тетерев (Tetrao Mlokosiewitschi Tacz.). С.17-23].

Вообще-то о тетереве, обитающем в горах Кавказа, стало известно ещё в 1840 году из работы А. Нордмана. Позже, рассказывая о путешествии по Сванетии, Г.И. Радде (1864) писал, что высоко в горах живёт «тетерев-косач, которого сваны называют просто курицей – катан». Как видно, оба исследователя считали, что на Кавказе обитает обыкновенный тетерев, широко распространённый в России. Вскоре Радде добыл молодого тетерева, а в 1869 году у него в коллекции были уже две взрослые птицы, но он не торопился с их описанием.

Tetrao M
 Кавказский тетерев Lyrurus mlokosiewiczi. Фото: И. И. Уколов
Tetro M Ukolov
 Кавказский тетерев Lyrurus mlokosiewiczi. Фото: И. И. Уколов

И поэтому появление статьи В.К. Тачановского стало полной неожиданностью для Г.И. Радде, который к тому времени уже знал, что кавказский тетерев – особый вид и даже подобрал ему название. В 1884 году он писал по этому поводу: «Ниже я сообщаю некоторые подробности об открытии кавказского тетерева и нисколько не желаю оспаривать у г. Тачановского права на впервые данное им название этой птице. Я назвал эту птицу Т. acatoptricus; название это хорошо её определяет относительно обыкновенного тетерева, имеющего большое белое зеркальце, которого совершенно нет у кавказского вида».

Первоначально письменное сообщение Л.Ф. Млокосевича о кавказском тетереве почти дословно процитировал в 1876 году Генри Дрессер в своей книге «A history of the birds of Europe». Позже в книге «Птицы Кавказа» его перевёл на русский язык М.Н. Богданов (1879), а уж затем была опубликована статья самого Л.Ф. Млокосевича (1879), в которой он был вынужден уже сам цитировать Богданова. С тех пор фактически и началось изучение этого замечательного эндемика Кавказа. Особый вклад в познание биологии кавказского тетерева в XIX веке внесли наши отечественные исследователи Н.Я. Динник (1880, 1884, 1886), Ф.К. Лоренц (1884, 1887), К.Н. Россиков (1884), Г.И .Радде (1885) и другие.

Интересно, что Л.Ф. Млокосевич в своей статье не совсем точно скопировал латинское название, данное тетереву Тачановским, по-видимому, по привычке машинально назвав птицу на ботанический манер, так как у зоологов его имя пишется с несколько другим окончанием «Mlokosiewiczi». Следует обратить внимание, что различные ошибки в этом названии неоднократно допускали и многие другие авторы, в том числе даже М.Н. Богданов (1879), Г.И. Радде (1885) и др.

Tchoroda
 Аул Чорода, Тляратинский район, Республика Дагестан. 5 октября 2010. Фото: К. Абдулазизов

Несмотря на пережитые суровые испытания во время восхождения на Демавенд и Арарат, Л.Ф. Млокосевич до глубокой старости в одиночку, или со своими детьми, или совместно с приезжавшими на Кавказ учёными продолжал регулярные исследования в горах, надолго уходя через перевалы на Главном Кавказском хребте в соседний Дагестан, в верховья реки Аварское Койсу. Там кунаки-аварцы в многочисленных аулах часто ждали его с лекарствами, надеялись на его содействие в организации зимних пастбищ для скота в предгорьях у Лагодех, на различные советы и другую помощь. Там до сих пор в домах старожилов хранятся подарки, полученные от Людвига Млокосевича: тульский самовар, голландская пороховница… До самого последнего времени аварцы помнили также слышанные в детстве рассказы дедов и отцов об их друге из Лагодех, хотя не знали даже его имени, называя попросту «Старшилесничи».

LM-Lagodekhi
 Н.И.Насрулаев у могилы Л.Ф. Млокосевича в Лагодехах. Август 2015

Там у аула Чорода на берегу реки Джурмут на 78-м году и оборвалась жизнь Людвига Францевича Млокосевича. Во время очередной экспедиции по Дагестану он тяжело заболел и долго лежал в своей походной палатке у реки под горой, не разрешая никому близко подходить к себе, предполагая, очевидно, опасный инфекционный характер своего недуга. Аварцы лишь приносили ему из аула пищу – мясо, лепёшки с творогом (сулчэд), айран, хлеб, ставили всё это близ палатки и уходили. А после его смерти аварские друзья несколько дней несли Млокосевича в Лагодехи на носилках – через трёхкилометровый перевал по узким горным тропам. Аул опустел. Своего верного друга, «русского» кунака в последний путь провожали все мужчины Чороды…

Похоронили «неутомимого исследователя фауны и флоры восточного Закавказья», как отозвался о покойном А.П. Семенов-Тян-Шанский, у реки на окраине Лагодехи. На могиле была поставлена мраморная плита, на которой выбили: «Большой попечитель флоры и фауны Людвиг Францевич Млокосевич. 1831-1909».

Сейчас на ухоженном погосте появился новый гранитный камень с надписью «Людвик Млокосевич. Неутомимый исследователь фауны и флоры Кавказа. 1831-1909».

LM-pamyat-Tchoroda
 Памятник Л.Ф.Млокосевичу возе аула Чорода. Август 1989. Слева направо: Пётр Згонников, Омар Сулейманов, Молламагомед Алиев

В августе 1989 года мемориал Людвигу Францевичу Млокосевичу установили и на месте его смерти в Чороде. Этот памятник хотел поставить ещё его лучший друг Сулейман Омаров, но что-то помешало ему. Перед смертью он завещал сделать это своему сыну, но и тот не смог выполнить

LM Tchoroda
Мемориальная плита у аула Чорода. Май 2011 г. Фото: Н.И.Насрулаев

отцовский завет, поскольку не знал фамилии «Старшилесничего», не знал, что написать на камне. Поэтому наказ поставить памятник перешёл к внуку Омарова – Омару Сулейманову, однако и ему самому ничего не удалось узнать о Старшилесничем, даже бывая в заповеднике в Лагодехах: «Все эти годы на душе тяжесть носил. Возраст, видите, немалый, в любой момент могу уйти, а завет деда и отца так и не выполнен». Лишь благодаря помощи Петра Тимофеевича Згонникова удалось восстановить историю Л.Ф. Млокосевича в горах Дагестана.

Мемориальная каменная плита установлена рядом с тропой, крутым серпантином поднимающейся из ущелья реки Джурмут в аул Чорода на вершине стометровой горы. А из аула виден и Джурмут, стремительно рвущийся к Каспию через каменную теснину гор, и длинная, бегущая вдоль его берегов дорога. По ней когда-то ходил неутомимый Людвиг Францевич, который «мог целую неделю не есть, целый месяц не спать», устремлённый к своей заветной цели…

Рисунки и фотографии Л.Ф. Млокосевича заимствованы с сайта П.Т. Згонникова и получены от Е.Э. Шергалина, а фото кавказского тетерева любезно предоставил И.И. Уколов, за что авторы выражают всем им свою искреннюю признательность.

***************************************************

* Об авторах.

Viktor Belik
Виктор Павлович Белик
Nasrula Nasrulaev
 Насрула Исрапилович Насрулаев

Виктор Павлович Белик – доктор биологических наук, профессор кафедры зоологии Южного федерального университета, член Центрального совета Мензбировского орнитологического общества, Почётный член Союза охраны птиц России, председатель Рабочей группы по хищным птицам Северной Евразии. Область интересов – зоология, орнитология, биогеография, охрана природы и птиц. Опубликовал более 700 научных работ, является автором и соавтором около 20 монографий и книг о животных и природе разных районов Кавказа, Придонья и Поволжья, Украины, Казахстана и других регионов бывшего СССР. Его перу принадлежат книги «Живите, птицы» (1994), «Птицы степного Придонья» (2000), «Имя из Красной книги» (2004), «Мои дороги» (2018) и др. В.П. Белик – ответственный редактор орнитологического журнала «Стрепет», а также ряда научных сборников (Королевский орел, 1999; Ястреб-тетеревятник, 2003; Степные птицы Северного Кавказа, 2015; Хищные птицы Северной Евразии, 2016; и др.). 

Насрула Исрапилович Насрулаев – кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Прикаспийского института биологических ресурсов Дагестанского научного центра РАН. Область интересов – зоология, териология, охрана природы и животных. Изучает экологию горных животных Дагестана, занимается организацией их практической охраны.

 

 




Просмотров: 267


Правила написания комментариев

Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки