Сны и яви Сергея Жадана

Шато "Кирамала"

Ведомость о церкви Святого Георгия в селе Кахи, 1912 год (История Лагодехи по церковным документам)

Первый фотограф Лагодехи

С выжженными глазами... (Из цикла "Стихи Сергея Жадана в переводах Лачина"". Стих 3)

Метрическая книга Воронцовского молитвенного дома Сигнахского уезда за 1911 год (История Лагодехи по церковным документам)

Метрическая книга Ново-Воронцовского молитвенного дома за 1910 год (История Лагодехи по церковным документам)


Посетителей: 1347400
Просмотров: 1634799
Статей в базе: 570
Комментариев: 4315
Человек на сайте: 1







ЗАГАДОЧНЫЙ РЕЙС "ПЕРСЕЯ". Морской офицер Корганов (Корганов-2.) Часть 11. (Из проекта "Офицерская династия Коргановых)

Автор: Владислав Карганов

Добавлено: 26.09.2017

G-Persey
Бриг "Персей" обслуживал дипломатическую миссию русского посланника Титова в Константинополе

В комментариях к статье "Письмо из Александрии", перечисляя загадочные моменты письма, ведущий сайта Пётр Згонников пишет: "Загадка вторая. Корганова на борту " Персея"... не было. Формально не было, по документам. Согласно ст.1128 Морского Устава в вахтенном журнале " О каждом пассажире должно быть записано... , когда и где он принят на корабль, а равно время и место его съезда с оного".

Владислав Георгиевич Карганов, правнук, нашёл вахтенный журнал "средиземноморского рейса"  и фамилии своего прадеда в нём... не нашёл. То есть, Корганов физически находился на борту корабля, но его присутствие документально оформлено не было, и в то самое время, когда Корганов встречался с иерархами армянской церкви в Иерусалиме, официально считалось, что он якобы находится на борту парохода " Молния" (если верить записям в вахтенном журнале  "Молнии"),в то время, как "Персей" с Коргановым, судя по его письму из Александрии, в это же время бороздил воды Средиземноморья.  Стань вопрос, где находился Корганов, бумаги бы сказали одно: нет, не в Иерусалиме, не на встрече  с высшими чинами армянской церкви находится первый на падестинской земле армянин-моряк, нет, он - на  "Молнии". Кроме того, факт участия Корганова в рейсе " Персея" не был зафиксирован и в других документах: ни в его Формуляре за 1851 год, когда этот рейс состоялся, ни в итоговом документе, своеобразной " трудовой книжке военного", - Полном Послужном Списке. Итак,  участие Корганова  в иерусалимском вояже не было отмечено почему-то ни в одном официальном документе. Иными словами, под грифом полной секретности было засекречено путешествие Корганова на Святую землю.  

Зачем так тщательно надо было скрыватьт?  В фонде 870, оп.2 Российского государственного архива военно-морского флота (РГАВМВФ) "Вахтенные и шканечные журналы" мне удалось обнаружить единственный сохранившийся вахтенный журнал " Персея", но именно он и относился к  рейсу, описанному в письме Корганова. К моему огорчению,  достаточно было сравнить " Письмо" с выдержками из вахтенного журнала "Персея", чтобы усомниться в достоверности одного из этих документов. В точности совпадая по датам и по географии до 28 февраля 1851 года, когда мой прадед отправил отцу в Тифлис письмо из Александрии, они не соответствуют друг другу по действиям корабля.

В журнале, как и у Михаила Ивановича, отмечено лишь два случая спуска шлюпки на воду - для получения разрешения пройти через Дарданеллы 29 января и 16 февраля 1851 г. и в Яффе - для отправления консула Базили в Иерусалим. Обо всех островах, посещение которых с такими подробностями описывается в "Письме из Александрии", в журнале сухо сказано: "прошли в виду". Нет в журнале записи и о высадке на берег" 60 человек матросов более для того, чтобы они посетили св. град". Шлюпки, судя по журналу, не спускались даже для непременных шлюпочных учений и постановки мишеней при учебных артиллерийских стрельбах, хронометраж которых, тем не менее, расписан до секунды, равно как и учебные постановки рангоута и парусов. Если верить журналу, то за весь рейс, - а он длился 4 месяца, - " Персею" ни в море, ни в портах, где он отдавал якорь, не встретилось ни одного судна - ни торгового, ни военного, во всяком случае, ни единой записи об этом нет. Нет также записи о "разбитом корвете турецком". И это ещё бы ничего. Но - смотрите, о каком странном происшествии на "Персее" повествует запись от 3 июня 1851 года, сделанная на третий день после возвращения " Персея" в Константинополь: "Г-н Мартын (командир "Персея", капитан-лейтенант Самойло Мартын - В. К.) обнаружен вестовым в своей каюте, сидящим на стуле, зарезавшимся бритвою, без признаков жизни.  По словесному указанию Посланника Титова 5 июня 1851 года покойник был похоронен " без церемоний" командой парохода " Молния" под командой кап.-л-та Щёголева того самого парохода, на котором всё это время и числился 42 флотского экипажа мичман Михаил Корганов). Сам же Титов в марте 1852 года был отозван из Константинополя и более в Турцию не вернулся.

                                              ---------------------------------------

Несовпадения эти позволяют предположить самые различные варианты их происхождения - от чудовищной фальсификации документа до публикации некоего художественного текста, путевых заметок в духе бестужеского письма " Об удовольствиях на море". Могла эта публикация быть выполнена и по просьбе, поручению или приказанию посланника в Порте Титова, если роль Корганова сводилась к какой-то его дипломатической инициативе, окончившейся отозванием с поста в Константинополе.

Рассмотрение указанных версий требует специального поиска в РГАВМФ, который далеко выходит за рамки моего биографического поиска и сейчас мне не по силам.

                                                          ------------------------------------------------------

 

От ведущего сайта. Биографический цикл "Морской офицер Корганов" завершён. Мы работали над ним вдвоем, правнук Михаила Ивановича Корганова Владислав Георгиевич Карганов, и я.  Как работали - захотел поделиться Владислав Георгиевич.

                                                   

                                                     Владислав Карганов

                                           Как мы работали над циклом "Морской офицер Корганов" 

 

Окончена публикация четвёртой части проекта "Офицерская династия Коргановых". Работа над ней шла долго и непросто. В результате был воссоздан портрет человека сложной судьбы, портрет, исполненный в присущей ведущему сайта, Петру Тимофеевичу Згонникову (ПТ), авторской манере - любви к своим героям.

Располагая на начало работы лишь Полным Послужным списком Михаила Ивановича, абзацем из письма его внучки, Коргановой Нины Аркадьевны да библиографическими сведениями о двух его печатных трудах, ПТ проделал самостоятельную огромную исследовательскую работу и сподвиг меня на дополнительные поиски, дотошно добиваясь подтверждённой документами ясности в каждом вопросе, вызывавшем у него сомнения. А таких вопросов было немало. Они касались и истории Морского Кадетского Корпуса, и особенностей морской службы на рубеже перехода от парусов к пару, от колёсных пароходов к винтовым, от гладкоствольной артиллерии к нарезной.

Особой темой стояла тема Крымской войны и роли Волоховой башни в этой войне. В процессе работы я не вмешивался в текст ПТ, чтобы не лишать его возможности изложения его собственного, авторского взгляда.

Поиском архивных документов меня понудило заняться большое количество неясных вопросов в исходных сведениях о биографии Михаила Ивановича.

Почему отставной подполковник, его отец  Иван Осипович Корганов оставил продолжать обучение в Моском Кажетском Коорпусе в Санкт-Петербурге не старшего сына, Леона, а младшего сына, Михаила?Чем была вызвана трёхмесячная болезнь Михаила Ивановича в 1848 году в тифлисском отпуске, да ещё, как потом я выяснил, совпадающая по времни с такой же болезнью его брата Леона? Как объяснить переводы мичмана Корганова с "Метеора" на "Молнию" и с "Молнии" на "Грозный" непосредственно в Константинополе без возвращения в Россию?  "Женат вторым браком" - а почему ни слова о первой жене? Было ли награждение лейтенанта Корганова орденом Св. Анны 3 ст. с мечами и бантом, состоявшееся 13 апреля 1855 года, заслужено им во время первой бомбардировки Севастополя 5 октября 1854 года или же он отличился как-то ещё? Каким образом и благодаря каким обстоятельствам всего лишь лейтенант Корганов занял высокий пост при Главнокомандующем Отдельным Кавказским Корпусом, оставшись при этом "зачисленным по флоту"? За какие "отличия в делах против турок" Михаил Иванович в самом начале Турецкой войны, 20 июля 1877 года,  был награждён золотым оружием? Во время военных действий на Черноморском побережье с турками заболел косившим людей брюшным тифом, от очень высокой температуры вскрылись раны, и он скончался от потери крови" (из письма мне его внучки Нины Аркадьевны Коргановой) - какие раны вскрылись, полученные двадцать лет назад в Севастополе или свежие, не отражённые в Полном Послужном Списке?

Пути поиска непредсказуемы и прихотливы. Если для начинающего пенсионера, каким я был  в 1990 году,  откровением была фраза сотрудника музея Военно-Морского Флота: "Корабли 42-го флотского экипажа в кругосветных походах не участвовали, ищите в РГАВМФ", то теперь, спустя ещё четверть века, появилось много новых откровений. Поиск документов Михаила Ивановича  Корганова в РГАВМФ (Российский Государственный Архив Военно-Мосркого Флота) вывел меня на документы его отца, Ивана Осиповича  Корганова, запрос на которые нужно было направлять уже в РГВИА (Российский Государственный Военно-Истрический Архив). Поиск подробностей жизни Ивана Осиповича после его отставки привёл меня в РГИА (Российский Государственный Исторический Архив), а его письма  к попечителю царских детей Философову открыли новые страницы судьбы Михаила Ивановича, в частности, рейс "Персея",  и я снова оказался в РГАВМФ. Примечательно, что любой поиск в архивах по письменному запросу неизменно оканчивается вежливым, но непреклонным предложением заняться исследованием найденных материалов самостоятельно, непосредственно в читальных залах архивов и Публичной библиотеки.

Нужно отметить неизменно доброжелательное и терпеливое отношение библиографов Публичной библиотеки и работников архивов к искателям истины. Особенно признателен я заведующей читальным залом документов дореволюционного периода РГАВМФ Елене Викторовне Никандровой за её буквально по-матерински заботливое отношение к почти восьмидесятилетнему исследователю, правда, уже подготовленному к поиску.

Работа затруднялась тем, что Михаил Иванович неизменно попадал в пограничные ситуации. На Волоховой башне он выполнял отдельное от задач батареи "особо возлагавшееся поручение" Главнокомандующих военно-сухопутными и морскими силами - наблюдение за движением неприятельских флотов и осаждающих войск. Только практически одновременные тяжёлые ранения командира батареи и его заместителя 5 октября 1854 года привели к тому, что он в бою принял командование на себя  принял и во всё время обороны совмещал обе эти обязанности.

Удивительное совпадение. Спустя пятьдесят девять лет, его младший сын Корганов Виктор Михайлович, долго служивший в Лагодехи в 208-м Лорийском полку, "состоя в чине подполковника в рядах 208-го Лорийского пехотного полка и временно командуя 205-м Шемахинским пехотным полком, в бою 30-го августа 1915-го года у деревни Заполье, под сильным пулемётным и артиллерийским огнём противника лично остановил дрогнувший полк и занял оставленную им позицию, удержав её до получения приказа об отступлении".

Удивительно, что маленький, отсутствующий на многих картах Лагодехи, благодаря которому состоялось наше знакомство с ПТ, оказался той отправной точкой, с какой после моего скромного желания узнать, какими сведениями о Викторе Ивановиче Корганове, "Капитане из Лагодехъ", располагает ПТ, стартовал масштабный проект о пяти поколениях офицерской даинастии Коргановых. 

Удивительно, что память не умирает. Если ты, конечно, хочешь, чтобы  этого не произошло. 


 



Просмотров: 847


Правила написания комментариев

Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки