Ведомость о церкви в сел. Новомихайловка Сигнахского уезда за 1913 год Тифлисской губернии Грузино-Имеретинской епархии за 1913 год (История Лагодехи по церковным документам)

Об открытии земледельческой школы в Лагодехах (Публикиции Л. Ф. Млокосевича)

Герои своего и нашего времени. Кто знает эти имена?

Пришло письмо из Польши...

Лагодехские потомки поляка Хажинского

Заметки о распространении в Закавказье куриных птиц. Турач (Francolinus Vulgaris Steph) (Публикации Л. Ф. Млокосевича)

Табачные фабрики (Стих Сергея Жадана "Тютюновi фабрики" в русском переводе)


Посетителей: 1571148
Просмотров: 1870684
Статей в базе: 622
Комментариев: 4495
Человек на сайте: 1







Монастырь на Монастырской горе

Автор: Пётр Згонников

Добавлено: 26.06.2020

 

G monastery
 Развалины древней церкви ("монастырь") на Монастырской горе в Лагодехи.  2018 год
Мамука Чхаидзе: «В километре юго-восточнее города Лагодехи, в лиственном лесу красивейшего заповедника стоит наикрасивейшая церковь…».  
Недавно, приводя в порядок свой архив, я нашел небольшую статью, опубликованную в 1988 году в лагодехской районной газете "გამარჯვების დროშა ("Гамарджвебис дроша" ("Знамя победы") студентом 4-го курса факультета искусствоведения Тбилисской Художественной Академии Мамукой Чхаидзе. Речь в ней шла о полуразрушенной грузинской церкви на Монастырской горе, которую, мы, мальчишки 60-х называли монастырём. Называли мы, наши родители, все жители того района Лагодехи, что прежде звался Слободкой, а сегодня, в память о временах, когда в этом районе проживали преимущественно русские, лагодехцы нет-нет и называют Романовкой.
Читая статью Мамуки Чхаидзе, я будто вернулся в далёкие годы: побывал мысленно на «нашем монастыре» и, разглядывая покрытые мхом обломки каменных стен, подумал о том, что не заблуждайся первые поселенцы, принявшие церковь за монастырь, не было бы и рождённого ими, красивого, романтического, обращённого к небесам топонима «Монастырская гора». 
Подробнее об этом ниже,  а пока вернёмся в 1988 год, когда в одном из номеров лагодехской  районной газеты появилась статья тбилисского автора о "нашем монастыре". 
 
                                               
                                                Мамука Чхаидзе. Церковь «Хочало»*

G ekltsia by Kochetov
Церковь  VI (?) века на Монастырской горе в Лагодехи. Восстановительный рисунк Юрия Кочетова
В километре юго-восточнее (правильно: «северо-восточнее» – П. З.) города Лагодехи, в лиственном лесу красивейшего заповедника стоит наикрасивейшая церковь базиликального типа (строение без купола).  
К церкви в гору ведёт узкая тропа. Название «Хочало» условное, так церковь называют из-за горы, на которой её возвели наши далёкие предки (Хочало, Хочал, Хочал-даг -  вершина  Кавказского хребта высотой около 3000 метров, возвышающаяся над Лагодехи;  утверждение автора, что церковь возведена на этой вершине,  спорное, так как церковь находится не на Хочал-даге, на одном из отрогов Кавказского хребта, на высоте  всего лишь 100-150 метров над руслом реки Лагодехисхеви -  П. З.). Настоящее церковное название забыто, нет никаких справок и источников об этой церкви. Также не существует никакой утверждающей строительной надписи. 
Современный город Лагодехи и прилегающая к нему территория издавна входили в границы исторической области Эрети. Здесь с V века твердо утверждается христианская религия и создаётся Эретская епархия, протекает интенсивное церковное строительство и деятельность . В соседних горных народах обширное распространение и внедрение новой веры происходило при непосредственном участии Эретской епархии. 
Работа над церковью и архитектурное её сравнение с другими грузинскими памятниками дало нам возможность отнести её к первой половине VI века (по данным разных авторов, Лагодехи был основан в 8 веке - П.З.) (Об этом в 1988 году на заседании кафедры истории и теории искусства, Тбилисской художественной академии был прочитан соответствующий доклад, работа представляет собой курсовую тему автора).
Церковь представляет собой достаточно распространённый в VI веке базиликальный тип, который был внесён и внедрён официальной церковью  из Сирии-Палестины, но переработан на национальные традиции. Лагодехская церковь не является исключением, её архитектор является настоящим творцом и ставит перед собой определённые пространственные архитектурные задачи, которые он отлично выполнил.   Церковь построена из сланцевого камня, состоит из трёх нефов, высокий посередине и два низких по бокам. Фасадная обработка очень простая, с юга прекрасно продуманы и решены три арки.
К VI веку в Грузии было построено много памятников, в том числе базилики, которыми являются «Сиони» V века, «Сиони Урбниси» VI века, «Самеба Хашми», тбилисская церковь «Анчисхати». Если эти памятники для любого грузина являются гордостью, то лагодехцы тоже могут внести в их число прекрасный памятник VI века «Кочало». 
Но на сегодняшний день памятник находится в плачевном состоянии, почти что одна треть строения ушла под землю, полностью обвалилась перекрытие средней и южной части, не считая алтаря в восточной части. Почти со всех сторон появились трещины. Из выше указанных трех арок только один столб сохранился полностью, остальные опустились до уровня фундамента. С западной стороны проросшие в фундаменте многолетние деревья очень повредили строение.
Кроме указанного значительный ущерб памятнику наносят туристы (он входит в маршрут лагодехской туристической базы). Здесь вы встретите большое количество их «увековеченных» имен в разные годы. Этот процесс продолжается по сей день.
Если каждый житель Лагодехи не осознает этот факт, не примет  близко к сердцу и не выразит любовь и уважение по отношению к творению предков заботой о его сохранении, то произойдет непоправимая ошибка и завтра от блистательного памятника VI века останутся всего лишь воспоминания. 
Памятник находится в таком плачевном состоянии, что мы не считаем целесообразным размещение его фотографии на странице газеты.  Предлагаем восстановительный рисунок художника Юрия Кочетова. 
                 
                                     
                                          Пётр Згонников. Монастырь на  Монастырской горе

G Monastery mount
 Вид на Монастырскую гору из Липовой рощи 
Заблуждение первых поселенцев, обнаруживших на горе вблизи Лагодехи развалины древнего сооружения и решивших, что это не церковь, а монастырь, понять можно
Поселенцами были «отставные нижние чины» стоявшего в Лагодехи русского полка, выходцы из Польши, Украины и России, люди в массе своей простые, необразованные и малограмотные.  Они и подумать не могли, что церкви могут ставиться за пределами поселения, да ещё и в недоступных для большей части прихожан местах.  На их родинах было наоборот: церкви и костёлы ставились в центральных местах городов и сёл, с таким расчётом, чтобы были видны отовсюду, и чтобы дорога к ним не была затруднительной для каждого из прихожан. 
Не то церковь на горе близ Лагодехи - полная противоположность тому, какой она должна быть в представлении первых поселенцев. Дорогу к ней преграждает горная река, которая очень часто, особенно в сильные дожди и во время таяния  снега в горах, превращается в бурный, непроходимый поток. Тропа, ведущая к церкви, крутая, в отдельных местах уклон превышает 45 градусов, и его одолеет не всякий, в иных местах крутая настолько, что приходится карабкаться, хватаясь за ветви деревьев  и кустарников. В мокрую погоду - не говоря уже о снежной - по тропе не сделать и десятка шагов, такая она скользкая.
Множество препятствий на пути к церкви приводит к тому, что несколько месяцев в году ( в снег, в дожди, в разливы реки) её не может посещать никто, и в течение всего года - люди физически слабые, больные, инвалиды, беременные, маленькие дети. У поселенцев складывалось впечатление, что обнаруженное ими в горах строение явно религиозного назначения было поставлено в труднодоступном месте сознательно, таким образом, чтобы свести его посещение людьми до минимума. Опыт подсказывал им, что в таких оторванных от людей, труднодоступных местах, осознанно отрезая себя от мира, селятся обычно монахи. Вот и решили, по-видимому, что в древние времена здесь стоял  монастырь. Отсюда и название горы пошло -  Монастырская. 
Летом 2018 года я поднялся на монастырь, походил по его развалинам, поснимал внука, вспомнил, как в мои детские годы  нас организованно, всей школой водили на монастырь.  В школьных методичках это называлось, наверное, «знакомством с родной природой», на деле же мы шли за подснежниками. Почему-то именно вокруг монастыря они росли в невообразимо больших количествах и появлялись с первыми тёплыми февральскими днями раньше, чем где бы то ни было в заповеднике.  Варварство, с которым мы уничтожали эти нежные, ароматные цветы, до сих пор вызывает оторопь. Что это было, зачем?  Мы набирали по десятку букетов, рук не хватало, тогда вырезали из орешника  тонкие веточки 
G an old house in Lagodekhi
Дом моей бабушки Авдосьевой Марфы  на фоне Монастырской горы. Так выглядела архитектура большинства домов русских поселенцев первой трети  20-го столетия 
и нанизывали на них букеты. Голоса русские, голоса грузинские, сотни голосов юных варваров, с песнями и плясками уничтожавших родную природу, звучали под стенами монастыря. 
Монастырь стоит на большой, почти ровной площадке, места хватало всем, выводили обе школы, русскую и грузинскую, бывало, привозили учеников и из соседних селений.
Сбор подснежников был похож на языческий праздник. Набравшись вдоволь цветов, нахваставшись, кто собрал букетов больше и у кого они пышнее, счастливые от отменённых в этот день уроков, мы принимались за еду.  Расстилали на земле полотенца, выставляли на них принесённую из дому снедь, малышня пила компоты, ребята постарше раскупоривали бутылки с домашним вином.  И это -  в заповеднике, и подснежник не простой какой-то, а эндемичный, и никто не говорил нам, что нельзя, администрация заповедника делала вид, что ничего не замечает. До сих пор не понимаю - почему?  
Уходили с монастыря, как с поля боя, оставляя после себя ископыченную тысячами ног землю, в ранах которой медленно помирали вырванные с луковицами  растения.  Но что удивительно, проходил год, приходила новая весна, и всё пространство вокруг монастыря снова покрывалось белоснежным ковром из подснежников, будто земля, напитанная энергией молитв, обладала какой-то собой родющей силой. 
 
В царские времена монастырь был местом проведения изысканных пикников местной элиты.  По соседству с домом моих родителей проживал «дядя Валентин», Валентин  Злыгостев, сын лагодехского ветеринарного врача. В начале 60-х годов он рассказывал мне, что его отец, как и другие состоятельные лагодехцы, выписывал деликатесные продукты из Санкт-Петербурга и Парижа. В воскресные дни компании, врачи, учителя, чиновники, офицеры  поднимались на монастырь. Прислуга несла с собой продукты и шампанское, расстилала скатерти и расставляла бокалы, играла музыка.
(Из рассказа Валентина Злыгостева мне хорошо запомнилась также деталь, по которой можно представить, каким был Лагодехи в начале 20 века, когда мой рассказчик был ребенком. На улице 26 комиссаров (Важа Пшавела,  а прежде, до Советов, Вторая Слободская), на её правой стороне, если  подниматься от Закатальского шоссе, сегодня не менее  пятидесяти домов с  небольшими  участками земли. До революции вся правая сторона улицы была разделена между тремя владельцами: верхняя часть принадлежала Людвигу Млокосевичу, срединная, до улицы Рабочей, Злыгостевым, нижняя часть, от Рабочей до Закатальского шоссе, третьему хозяину, которым, как известно из воспоминаний Константина Чикваидзе, его предку, одному из первопоселенцев Лагодехи Артамону Михайлову.  Если учесть, что по данным разных справочных изданий, в Лагодехи конца 19 го века проживало около 200 человек ( около 40-50 семей), то к словам Валентина Злыгостева у меня - полное доверие, тем более, что точно известно, что треть улицы,  уже упоминалось,  занимал земельный надел Михайловых. Дом Михайловых, кстати, сохранился до нашего времени, он находится на пересечении улиц Важа Пшавела и бывшей Рабочей).
  ------------------                                                                                                              
P. S. Жаль, автор статьи «Церковь «Хочало», не опубликовал фотографий монастыря, посчитав, что плачевность его состояния является основанием не размещать их. В мире столько древних обломков, и потомки тех, на чьей земле они расположены, их фотографируют, ими гордятся, выпускают открытки и альбомы. Родное остаётся родным, в каком бы состоянии оно не находилось. Мне как-то на мою статью о проблемах с питьевой водой в Лагодехи ("Вода - лагодехская беда") написали из Грузии в личку, как я могу говорить о своей любви к Лагодехи, если пишу "такое плохое", на что я ответил, что никто же не перестает любить мать, если она больна. 
Так и с аргументацией автора - не могу согласиться. Сегодня было бы интересно увидеть, каким он увидел  «наш монастырь»  30 лет назад. И потомкам было бы на что посмотреть.
Поройтесь в семейных альбомах, монастырь, как одна из редких достопримечательностей Лагодехи, часто фигурировал на снимках. Пришлите, если найдёте, я  опубликую.
--------------------------------------------------- 
*  Источник: Мамука Чхаидзе. Церковь Хочало//Газета «Гамарджвебис дроша» (Лагодехи). -  1988.  – 1 октября.
Перевод с грузинского:  Леван Осипов
Восстановительный рисунок церкви: Юрий Кочетов
Фото: Пётр Згонников  
   
 

Просмотров: 224


Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки